fbpx

КАЗАХИ И ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА ИЛИ ЧТО СКРЫВАЛОСЬ В АРХИВАХ БЕЛАРУСИ?

Казах­ская моло­дёжь, «рек­ви­зи­ро­ван­ная» на тыло­вую повин­ность как скот, соглас­но ука­за царя коло­ни­аль­ной Рос­сии от 25 июня 1916 года, отбы­ва­ла её в адских усло­ви­ях — под арт­об­стре­ла­ми, авиа­бом­бёж­ка­ми и хими­че­ской ата­кой немец­кой армии, да еще стра­дая от неве­до­мых для каза­хов болез­ней и… недо­еда­ния. Вме­сте с ними все эти тяго­ты и лише­ния нес­ли на себе и дея­те­ли «Алаш», после­до­вав за ними на Запад­ный фронт.

Отправ­ля­ясь в Минск для рабо­ты в наци­о­наль­ных архи­вах Бела­рус­сии, я и мой кол­ле­га, про­фес­сор Сагим­бай Жума­гул, пред­по­ла­га­ли обна­ру­жить исто­ри­че­ские мате­ри­а­лы о судь­бе казах­ских джи­ги­тов, моби­ли­зо­ван­ных в 1916–1917 годах на устрой­ство обо­ро­ни­тель­ных соору­же­ний и воен­ных сооб­ще­ний в рай­оне вою­ю­щей в І-й миро­вой войне рос­сий­ской армии, спис­ки их имён, доку­мен­ты о дея­тель­но­сти Ино­род­че­ско­го отде­ла объ­еди­нён­но­го коми­те­та Все­рос­сий­ско­го сою­за земств и горо­дов (Зем­гор) и его сотруд­ни­ков, пере­пис­ку А.Н. Букей­ха­на, осно­ва­те­ля и гла­вы это­го отде­ла, с коман­до­ва­ни­ем рос­сий­ской армии, руко­вод­ством Зем­го­ра в Москве и т.д.

В ходе рабо­ты в архи­вах мы пла­ни­ро­ва­ли най­ти отве­ты на вопро­сы: фак­ти­че­ски сколь­ко каза­хов в 1916–1917 годах были моби­ли­зо­ва­ны на тыло­вую повин­ность, где они отбы­ва­ли эту повин­ность, чем кон­крет­но зани­ма­лись? Сколь­ко из них погиб­ло, умер­ло и по какой при­чине, или сколь­ко чело­век про­па­ло без вести? Сколь­ко из моби­ли­зо­ван­ных вер­ну­лось на роди­ну живы­ми и здо­ро­вы­ми? Одна­ко в пер­вый жен день рабо­ты в архи­вах выяс­ни­лось, что основ­ные фон­ды мате­ри­а­лов, в том чис­ле и кино­хро­ни­ки, фото­до­ку­мен­тов, свя­зан­ных с І-й миро­вой вой­ной, в совет­ский пери­од были ото­бра­ны цен­траль­ны­ми архи­ва­ми Мини­стер­ства обо­ро­ны СССР в Москве, ныне РФ, РГВИА и т.д. Всё же те ску­пые мате­ри­а­лы, зате­ряв­ши­е­ся в наци­о­наль­ных архи­вах Бела­ру­си (Наци­о­наль­ный архив Рес­пуб­ли­ки Белу­рась — НАРБ, Наци­о­наль­ный исто­ри­че­ский архив — НИАБ, Наци­о­наль­ный архив кино­фо­то­фо­но­до­ку­мен­тов Бела­ру­си — НАКФФД, а так­же Госу­дар­ствен­но­го архи­ва Мин­ской обла­сти — ГАМО), осо­бен­но в исто­ри­че­ском архи­ве (НИАБ), при­от­кры­ли нема­ло таин о судь­бе казах­ских джи­ги­тов, слу­жив­ших непо­сред­ствен­но в тылу І-й миро­вой вой­ны.

Здесь я хочу выра­зить искрен­нюю бла­го­дар­ность Сер­гею Рын­ди­ну и Юрию Снап­ков­ско­му, моло­дым науч­ным сотруд­ни­кам НИАБ, за помощь в поис­ке необ­хо­ди­мых фон­дов и доку­мен­тов, а так­же за цен­ные сове­ты и кон­суль­та­ции. Преж­де чем перей­ти к ана­ли­зу новых архив­ных мате­ри­а­лов, обна­ру­жен­ных нами при помо­щи С. Рын­ди­на и Ю. Снап­ков­ско­го, совер­шим крат­кий экс­курс к исто­ри­че­ским собы­ти­ям, пред­ше­ствовшим моби­ли­за­ции каза­хов к рабо­там в тылу Пер­вой миро­вой вой­ны. Хотя, важ­но под­черк­нуть, что казах­ская моло­дёжь тру­ди­лась не толь­ко в тылу Запад­но­го, Юго-Запад­но­го и Север­но­го фрон­тов, но и в лесо­по­ва­лах, в заво­дах, выпол­няв­ших зака­зы вою­ю­щей рос­сий­ской армии, желез­но­до­рож­ных узлах, стан­ци­ях, воен­но-мор­ских пор­тах и т.д. по всей коло­ни­аль­ной импе­рии.

Часть І Как каза­хи, ВМЕСТО ПРИЗЫВА В НАЦИОНАЛЬНОЕ КОННОЕ ВОЙСКО, попа­ли в тыл ПЕРВОЙ миро­вой? И так 28 июля 1914 года нача­лась І Миро­вая вой­на. Рос­сий­ская импе­рия всту­пи­ла в вой­ну на сто­роне воен­но-поли­ти­че­ско­го бло­ка Антан­та 1 авгу­ста 1914 года. В этот день Гер­ма­ния объ­яви­ла вой­ну Рос­сии. Казах­ская наци­о­наль­ная эли­та «Алаш» вступ­ле­ние Рос­сии в вой­ну пыта­лась исполь­зо­вать в инте­ре­сах сво­ё­го наро­да. «Евро­пей­ская вой­на когда нача­лась, — напом­нил новым вла­стям Рос­сии казах­ский наци­о­наль­ный лидер Али­хан Букей­хан в октяб­ре 1917 года, — все вели­кие дер­жа­вы в лице сво­их пра­ви­тельств, пре­ры­вая друг дру­га, насту­пая друг дру­гу на руки сде­ла­ли заяв­ле­ние: мы вою­ем не из-за лич­ных инте­ре­сов, не из-за инте­ре­сов капи­та­лиз­ма, кото­рый ищет рын­ки, что они вою­ют за сво­бо­ду малых наро­дов. Мы, малые наро­ды, тре­бу­ем не толь­ко от Евро­пы, но тре­бу­ем от вели­ко­рос­сов, что­бы они испол­ни­ли свои обе­ща­ния» [1]. Казах­ские лиде­ры в 1915–1916 годах пред­при­ня­ли оче­ред­ную попыт­ку добить­ся отме­ны зако­на от 1834 года с после­ду­ю­щим вве­де­ни­ем для каза­хов воин­ской повин­но­сти.

Напом­ню, соглас­но гра­мо­те рус­ско­го царя от 1834 года, выдан­ной Коныр-Кул­дже Худай­мен­де, каза­хи во все вре­ме­на были осво­бож­де­ны от воин­ской повин­но­сти как при коче­вой жиз­ни, так и после пере­хо­да в осед­лость [2]. Но 80 лет спу­стя лиде­ры Алаш уже ста­ви­ли сво­ёй основ­ной целью полу­чить, нако­нец, раз­ре­ше­ние на фор­ми­ро­ва­ние из каза­хов наци­о­наль­ных кон­но-кава­ле­рий­ских войск по обра­зу и подо­бию каза­чьих войск, со сво­им сна­ря­же­ни­ем, ору­жи­ем и, самое важ­ное — с само­сто­я­тель­ным вой­ско­вым управ­ле­ни­ем. В пет­ро­град­ской (31 авгу­ста 1914 года Санкт-Петер­бург был пере­име­но­ван в Пет­ро­град. – С.А.) и мос­ков­ской печа­ти, как «Рус­ское сло­во», «Бир­же­вые ведо­мо­сти», «Утро Рос­сии» и т.д., ста­ли обсуж­дать веро­ят­ность при­зы­ва каза­хов на воен­ную служ­бу. Судя по этим пуб­ли­ка­ци­ям, вопрос о вве­де­нии воин­ской повин­но­сти для каза­хов неод­но­крат­но под­ни­мал­ся в Госу­дар­ствен­ной думе и в преды­ду­щие годы.

Воен­ный министр импе­рии в 1909–1915 годах В.А. Сухом­ли­нов рас­по­ря­дил­ся изу­чить вопрос год­но­сти каза­хов к несе­нию служ­бы. В июле 1914 года на его имя была пода­на слу­жеб­ная запис­ка, где гово­ри­лось о негод­но­сти 6 мил­ли­он­но­го казах­ско­го наро­да по ряду вес­ких при­чин. Новый воен­ный министр и пред­се­да­тель Осо­бо­го сове­ща­ния, по обо­роне госу­дар­ства А.А. Поли­ва­нов, назна­чен­ный в июле 1915 года, наобо­рот про­явил осо­бый инте­рес к при­зы­ву каза­хов на служ­бу. Началь­ник Глав­но­го шта­ба Н. П. Мих­не­вич в интер­вью «Бир­же­вым ведо­мо­стям» заявил при­мер­но сле­ду­ю­щее (цита­та из газе­ты «Қазақ»): «Я счи­таю каза­хов наро­дом, год­ным для защи­ты оте­че­ства. Каза­хи воин­ствен­ный народ, про­шед­ший через мно­гие исто­ри­че­ские испы­та­ния. Они врож­дён­ные наезд­ни­ки.

Зорь­кие, мет­кие. Судя по этим каче­ствам из каза­хов мож­но создать вели­ко­леп­ное вой­ско» [2]. Газе­та «Қазақ» так­же про­ци­ти­ро­ва­ла мне­ние пере­се­лен­че­ско­го управ­ле­ния, соглас­но докла­ду кото­ро­го, из каза­хов мож­но сна­ря­дить кон­но-кава­ле­рий­ские вой­ска… в 400 тысяч шты­ков (!). В тече­ние 1916 года казах­ская деле­га­ция с А.Н. Букей­ха­ном во гла­ве в Пет­ро­гра­де вела пере­го­во­ры с пред­ста­ви­те­ля­ми мини­стерств обо­ро­ны, внут­рен­них дел, депу­та­та­ми Госу­дар­ствен­ной думы. Из них при встре­че с Андре­ем Шин­га­рё­вым, одним из лиде­ров кадет­ской фрак­ции IV Госу­дар­ствен­ной думы, А.Н. Букей­хан обсу­дил пер­спек­ти­ву фор­ми­ро­ва­ния казах­ских кава­ле­рий­ских пол­ков (войск) с соб­ствен­ным вой­ско­вым коман­до­ва­ни­ем. Эта встре­ча име­ла для каза­хов чрез­вы­чай­но важ­ное зна­че­ние, посколь­ку имен­но А.И. Шин­га­рёв в 1915–1917 годах воз­глав­лял воен­но-мор­скую комис­сию

Гос­ду­мы, а в авгу­сте 1915 года был избран Думой в состав Осо­бо­го сове­ща­ния для обсуж­де­ния и объ­еди­не­ния меро­при­я­тий по обо­роне госу­дар­ства. Одна­ко, 14 октяб­ря, в Пет­ро­гра­де был обна­ро­до­ван при­каз воен­но­го мини­стра Дмит­рия Шува­е­ва, кото­рый окон­ча­тель­но пере­черк­нул надеж­ду каза­хов о легаль­ной воз­мож­но­сти фор­ми­ро­ва­ния наци­о­наль­ных кава­ле­рий­ских войск. В част­но­сти, в при­ка­зе раз­ре­ша­лось при­вле­че­ние каза­хов к воен­ной служ­бе в рядах исклю­чи­тель­но каза­чьих войск.

Соб­ствен­но, крат­кая суть при­ка­за мини­стра заклю­ча­лась в сле­ду­ю­щем: 1) пол­но­мо­чия по при­ня­тию доб­ро­воль­цев-ино­род­цев (каза­хов) в ряды каза­чьих пол­ков пере­да­ют­ся вой­ско­вым наказ­ным ата­ма­нам; 2) доб­ро­воль­цы-ино­род­цы (каза­хи) могут быть при­ня­ты в ряды дей­ству­ю­щих кон­ных войск, при необ­хо­ди­мо­сти они будут направ­ле­ны в запас­ные сот­ни для про­хож­де­ния учеб­ных сбо­ров; 3) доб­ро­воль­цы-ино­род­цы в каза­чьи части долж­ны явить­ся в сво­ёй фор­ме (каза­чьей фор­ме), ору­жи­ем и конем; 4) доб­ро­воль­цы-ино­род­цы будут нести служ­бу в чине рядо­вых каза­ков; 5) доб­ро­воль­цы-ино­род­цы после вой­ны осво­бож­да­ют­ся от несе­ния служ­бы и воз­вра­ща­ют­ся домой [3]. Вме­сто фор­ми­ро­ва­ние из каза­хов кава­ле­рий­ских войск, царь Нико­лай ІІ 25 июня 1916 года под­пи­сал указ о рек­ви­зи­ции «ино­род­цев» Степ­но­го и Тур­ке­стан­ско­го кра­ев и ряда дру­гих коло­ни­аль­ных окра­ин «для работ по устрой­ству обо­ро­ни­тель­ных соору­же­ний и воен­ных сооб­ще­ний в рай­оне дей­ству­ю­щей армии».

Набо­ру под­ле­жа­ло всё тру­до­спо­соб­ное насе­ле­ние в воз­расте от 19 до 43 лет. Тем самым цар­ский режим пытал­ся осво­бо­дить мас­су сол­дат и рабо­чих от устрой­ства обо­ро­ни­тель­ных соору­же­ний и дру­гих тыло­вых работ, заме­нив их «рек­ви­зи­ро­ван­ны­ми ино­род­ца­ми», как более покор­ной и дешё­вой рабо­чей силой. Пред­по­ла­га­лась рек­ви­зи­ция из Тур­ке­ста­на и Степ­но­го края более 500 тысяч чело­век [4]. Появ­ле­ние дан­но­го ука­за ока­за­лось столь неожи­дан­ным для всех, даже для депу­та­тов Гос­ду­мы, что сви­де­тель­ство­ва­ло, что указ гото­вил­ся в нед­рах двор­ца рус­ско­го царя тай­но. Вслед за ука­зом в Тур­ке­стан­ском и Степ­ном кра­ях вспых­ну­ло сти­хий­ное вос­ста­ние. Судя по мате­ри­а­лам част­но­го сове­ща­ния казах­ских пред­ста­ви­те­лей Тур­гай­ской, Ураль­ской, Акмо­лин­ской, Семи­па­ла­тин­ской и Семи­ре­чен­ской обла­стей по вопро­су об ущер­бе, при­чи­нён­ном народ­но­му хозяй­ству Степ­но­го и Тур­ке­стан­ско­го кра­ёв моби­ли­за­ци­ей муж­чин на тыло­вые рабо­ты, состо­яв­ше­го­ся 7 авгу­ста 1916 года в Орен­бур­ге, под­ко­ло­ни­аль­ные наро­ды вос­ста­ли не столь­ко про­тив само­го ука­за, а сколь­ко про­тив бес­пре­де­ла и зло­упо­треб­ле­ний коло­ни­аль­ной адми­ни­стра­ции на местах, пере­усерд­ство­вав­шей в реа­ли­за­ции «высо­чай­ше­го пове­ле­ния».

Далее про­ци­ти­рую вкрат­це про­то­кол дан­но­го сове­ща­ния:

Высо­чай­шее пове­ле­ние 25 июня ста­ло извест­но каза­хам в фор­ме объ­яв­ле­ния мест­ных вла­стей в то вре­мя, когда само пове­ле­ние не было опуб­ли­ко­ва­но. Это пора­зи­ло насе­ле­ние, как гром сре­ди ясно­го неба. Мест­ная власть в спеш­ном поряд­ке ста­ла при­во­дить в испол­не­ние высо­чай­шее пове­ле­ние. В непод­го­тов­лен­но­сти насе­ле­ния и в чрез­вы­чай­ной спеш­но­сти, места­ми гру­бо­сти и зло­упо­треб­ле­нии в дей­стви­ях вла­стей, кро­ет­ся корень, до сих пор быв­ших и став­ших извест­ны­ми, недо­ра­зу­ме­ний и тре­ний… Всё, что до сих пор про­изо­шло, объ­яс­ня­ет­ся чрез­вы­чай­ной спеш­но­стью при­ве­де­ния в испол­не­ние высо­чай­ше­го пове­ле­ния. Необ­хо­ди­мо немед­лен­ное при­ня­тие мер по успо­ко­е­нию насе­ле­ния ото­зва­ни­ем из сте­пи каза­чьих отря­дов и частей вою­ю­щей армии, созы­вом на местах съез­дов упол­но­мо­чен­ных от насе­ле­ния. Мест­ные вла­сти, осо­бен­но волост­ные упра­ви­те­ли, сами созда­ва­ли сво­и­ми спеш­ны­ми дей­стви­я­ми, гру­бо­стью и зло­упо­треб­ле­ни­я­ми народ­ное вол­не­ние, воз­му­ти­ли самый мир­ный, покор­ный высо­чай­ше­му пове­ле­нию народ, кото­ро­го объ­яви­ли непо­кор­ным вла­стям и зако­ну.

Все это невер­но – каза­хи испол­ня­ют пове­ле­ние» [5, с. 5–7]. Обсу­див все объ­ек­тив­ные и субъ­ек­тив­ные при­чи­ны воз­ник­но­ве­ния сти­хий­но­го вос­ста­ния, участ­ни­ки сове­ща­ния при­ня­ли хода­тай­ство из 18 пунк­тов: 1/ …Необ­хо­ди­мо отсро­чить при­зыв рабо­чих для север­ных уез­дов до 1 янва­ря 1917 г., а для южных уез­дов – до 15 мар­та 1917 г. 2/ При­звать в первую оче­редь одну треть 19–31 воз­рас­тов, начи­ная с млад­ше­го воз­рас­та, так как в этом воз­расте наи­боль­шее чис­ло несе­мей­ных. 3/ При­ем лиц, про­жи­ва­ю­щих за пре­де­ла­ми места при­пис­ки, соглас­но их жела­нию про­из­во­дит­ся или по месту житель­ства или при­пис­ки. 4/ Оста­вить в семье одно­го работ­ни­ка при­зы­ва­е­мо­го воз­рас­та при полу­ра­бот­ни­ке (17 или стар­ше 50 лет). 7/ На каж­дое ауль­ное обще­ство оста­вить по одно­му мул­ле. 8/ Оста­вить муга­ли­ма (учи­те­ля) на каж­дые 50 киби­ток для обу­че­ния детей казах­ской гра­мо­те, при­чем пред­по­чте­ние долж­но быть отда­но тем, кто име­ет «Шаа­дат-нама» (сви­де­тель­ство) от мед­ре­се. 9/ Осво­бо­дить от при­зы­ва уча­щих­ся в мусуль­ман­ских мед­ре­се в горо­дах. 10/ Ста­рые спис­ки, пред­став­лен­ные спеш­но, непра­виль­ны, нуж­но их воз­вра­тить; избрать коми­тет, состав­лен­ный лица­ми, изби­ра­е­мы­ми по одно­му от каж­до­го десят­ка домо­хо­зя­ев и пору­чить это­му коми­те­ту состав­ле­ние ново­го спис­ка в при­сут­ствии ауль­но­го схо­да. 13/ При­ня­тым рабо­чим предо­ста­вить пра­во объ­еди­нить­ся в арте­ли по 30 чело­век.

При арте­ли дол­жен быть мул­ла и один пере­вод­чик. 14/ Забо­лев­шие рабо­чие поль­зу­ют­ся меди­цин­ским ухо­дом наравне с ране­ны­ми. 15/ Рабо­чие каза­хи долж­ны быть в веде­нии учре­жде­ний Зем­го­ра. О пра­вах и обя­зан­но­стях учре­жде­ний, заве­ду­ю­щих рабо­чи­ми каза­ха­ми, долж­на быть изда­на инструк­ция. 16/ Для достав­ле­ния рабо­чим одеж­ды и про­ви­зии с мест долж­ны быть предо­став­ле­ны бес­плат­ные ваго­ны в необ­хо­ди­мом коли­че­стве и про­пуск двум лицам от каж­дой воло­сти. 17/ По ува­жи­тель­ным при­чи­нам и по мере необ­хо­ди­мо­сти каза­хи-рабо­чие поль­зо­ва­лись бы отпус­ком. 18/ Об изло­жен­ном сове­ща­ние поста­но­ви­ло хода­тай­ство­вать перед пра­ви­тель­ством [5, с. 8–10].

Как вид­но из этой цита­ты, лиде­ры дви­же­ния «Алаш» ини­ци­и­ро­ва­ли это сове­ща­ния не в уго­ду ука­зу или коло­ни­аль­ной поли­ти­ке царя, как одно­бо­ко утвер­жда­лось в совет­ский пери­од, а с един­ствен­ной целью защи­ты и ограж­де­ния сво­ё­го наро­да от ещё боль­ших бед­ствий, кото­рые неми­ну­е­мо обру­ши­лись бы на голо­вы без того обез­до­лен­но­го наро­да. Дру­гой яркой иллю­стра­ци­ей под­лин­но­го отно­ше­ния казах­ской эли­ты «Алаш» к сво­ё­му наро­ду, явля­ет­ся их воз­зва­ние, опуб­ли­ко­ван­ное бук­валь­но по сле­дам это­го сове­ща­ния в номе­ре газе­ты «Қазақ» под заго­лов­ком «Алаш аза­мат­та­ры­на!» («Граж­да­нам Алаш!»). Вот что вкрат­це гово­рит­ся в этом доку­мен­те: «Участ­ву­ю­щее в этой войне боль­шин­ство наро­дов мира уже 3-й год про­ли­ва­ет свою кровь, несут неис­чис­ли­мые поте­ри.

Вам извест­но, что в эпи­цен­тре этой вой­ны нахо­дит­ся Рос­сия, коло­ни­ей кото­рой мы явля­ем­ся. В Рос­сии каж­дая семья тех наро­дов, кото­рые несут воин­скую повин­ность, уже поте­ря­ла на фрон­тах един­ствен­но­го или люби­мо­го сына, а их хозяй­ство оста­лось без при­смот­ра, горе постиг­ло их жён, детей, ста­ри­ков и ста­ру­шек. Одна­ко мысль о том, что если вой­на будет про­иг­ра­на, то их постиг­нет ещё боль­шая беда, застав­ля­ет их даль­ше защи­щать роди­ну. За эти 2 года наш народ жерт­во­вал лишь сво­им ско­том, не неся люд­ских потерь. Появил­ся указ, при­зы­ва­ю­щий и нас к защи­те оте­че­ства. Никто не желал этой вой­ны, не стре­ми­лись к вой­ны и мы. Но когда наши сооте­че­ствен­ни­ки — рус­ские, тата­ры и дру­гие брат­ские наро­ды — вме­сте горят в огне вой­ны, умест­но ли нам оста­вать­ся в сто­роне?

Дума­ем, что тяже­лый час испы­та­ний выпал на долю всех наро­дов Рос­сии. Поэто­му мы при­зы­ва­ем народ под­чи­нить­ся ука­зу, о чём мы неустан­но твер­дим. Какая судь­ба нас ждёт в слу­чае, если мы не под­чи­ним­ся ука­зу? Что же будет, если мы отпу­стим сво­их род­ных на тыло­вые рабо­ты? Если мы под­чи­ним­ся воле госу­дар­ства, то да, хозяй­ство оста­нет­ся без при­смот­ра, может погиб­нуть и джи­гит, при­зван­ный на тыл фрон­та, но не на войне, а от болез­ни или несчаст­но­го слу­чая. Но глав­ное, мы сохра­ним своё един­ство. Одна­ко, вот какие бед­ствия нас ждут в слу­чае, если мы отка­жем госу­дар­ству в помо­щи в этой войне: пра­ви­тель­ство при­ме­нит силу, при­чём на осно­ве зако­на воен­но­го вре­ме­ни. Дока­за­тельств тому доста­точ­но.

Напри­мер, в Тур­гай­ской и Ураль­ской обла­стях все, кто отка­зал­ся от моби­ли­за­ции, были под­верг­ну­ты телес­ным нака­за­ни­ям, аре­стам, осуж­де­ны. В Акмо­лин­ской, Семи­ре­чен­ской обла­стях, где насе­ле­ние актив­но выра­жа­ло недо­воль­ство ука­зом, джи­ги­ты были насиль­ствен­но моби­ли­зо­ва­ны на тыло­вые рабо­ты при помо­щи каза­чьих отря­дов. В тех реги­о­нах, где было ока­за­но воору­жен­ное сопро­тив­ле­ние, было вве­де­но воен­ное поло­же­ние, как, напри­мер, в Тур­ке­стан­ском крае. При воен­ном поло­же­нии суро­вые кара­тель­ные меры неза­мед­ли­тель­ны и после­ду­ют при малей­шем непо­ви­но­ве­нии вла­стям. При этом под кара­тель­ные меры попа­да­ет весь народ от ста­ра до мала, хозяй­ство будет раз­ру­ше­но до осно­ва­ния. Это и есть те два зла, о кото­рых мы гово­рим, из кото­рых нам нуж­но выбрать мень­шее. Пер­вое из них – отпу­стить джи­ги­тов на тыло­вые рабо­ты, нести убыт­ки в сво­ём быту и хозяй­стве, дру­гое – высту­пить про­тив моби­ли­за­ции, тем самым навлечь на весь народ неис­чис­ли­мые бед­ствия. Нуж­но выби­рать одно из двух. Мы же пред­ла­га­ем выбрать мень­шее зло – пер­вое. Это под­чи­нить­ся ука­зу и отпу­стить джи­ги­тов на отбы­ва­ние тру­до­вой повин­но­сти…

Нако­нец, нам дали отсроч­ку. До 15 сен­тяб­ря нико­го от каза­хов не будут моби­ли­зо­вы­вать. Теперь люди долж­ны вер­нуть­ся к сво­им оча­гам, хозяй­ствам, успеть собрать уро­жай, ско­сить паш­ню. Это не дело — ски­тать­ся по сте­пи в бегах. Всё име­ет своё нача­ло и конец, закон­чит­ся и вой­на. Тогда каж­дый полу­чит по заслу­гам, адек­ват­но сво­ё­му вкла­ду в общую побе­ду. Кто ниче­го не посе­ял, тот ниче­го и не пожнёт. Если мы дей­стви­тель­но хотим рав­но­пра­вия, то мы долж­ны поду­мать об этом сей­час. В этом мире всё име­ет свою цену» [6]. Эти стро­ки из воз­зва­ния Али­ха­на Букей­ха­на, Ахме­та Бай­тур­сы­ну­лы и Мир­жа­кы­па Дула­ту­лы (Мир-Якуб Дула­тов) неопро­вер­жи­мо сви­де­тель­ству­ют не о при­да­тель­стве наци­о­наль­ных инте­ре­сов, а о про­яв­ле­нии ими искрен­ней и бес­ко­рыст­ной забо­ты об инте­ре­сах мно­го­мил­ли­он­но­го казах­ско­го наро­да, ока­зав­ше­го­ся в слож­ней­шей ситу­а­ции в сво­ёй под­ко­ло­ни­аль­ной исто­рии.

Сул­тан Хан Акку­лы

Источ­ник: https://e-history.kz/ru/publications/view/kazahi_i_pervaya_mirovaya_voina__ili_chto_skrivalos_v_arhivah_belarusi__4699
© e-history.kz