fbpx

КАЗАХИ И ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА ИЛИ ЧТО СКРЫВАЛОСЬ В АРХИВАХ БЕЛАРУСИ? ЧАСТЬ II



Казах­ская моло­дёжь, «рек­ви­зи­ро­ван­ная» на тыло­вую повин­ность как скот, соглас­но ука­за царя коло­ни­аль­ной Рос­сии от 25 июня 1916 года, отбы­ва­ла её в адских усло­ви­ях — под арт­об­стре­ла­ми, авиа­бом­бёж­ка­ми и хими­че­ской ата­кой немец­кой армии, да еще стра­дая от неве­до­мых для каза­хов болез­ней и… недо­еда­ния. Вме­сте с ними все эти тяго­ты и лише­ния нес­ли на себе и дея­те­ли «Алаш», после­до­вав за ними на Запад­ный фронт. Эли­та «Алаш» и сту­ден­ты доб­ро­воль­но едут НА ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ ВСЛЕД за моби­ли­зо­ван­ны­ми Часть II

В кон­це сен­тяб­ря 1916 года пер­вые эше­ло­ны с каза­ха­ми и дру­ги­ми «ино­род­ца­ми» (сар­ты, буря­ты, кир­ги­зы и др.) после­до­ва­ли на Запад­ный фронт через Пет­ро­град. Их на вок­за­ле встре­ча­ли Али­хан Букей­хан, Муста­фа Шокай, Салим­ге­рей Жан­то­ре (Джан­тю­рин) и казах­ские сту­ден­ты, обу­чав­ши­е­ся в вузах Пет­ро­гра­да, Моск­вы, Кие­ва и т.д. Ими тут же состав­ля­лись спис­ки моби­ли­зо­ван­ных с адре­са­ми отбы­тия ими повин­но­сти на трёх фрон­тах, что­бы сооб­щить все све­де­ния о них их род­ным со стра­ниц обще­на­ци­о­наль­ной печа­ти. При этом они обна­ру­жи­ли вопи­ю­щие фак­ты зло­упо­треб­ле­ний, допу­щен­ных мест­ны­ми казах­ски­ми волост­ны­ми упра­ви­те­ля­ми и кор­рум­пи­ро­ван­ны­ми кре­стьян­ски­ми и уезд­ны­ми началь­ни­ка­ми. В част­но­сти, сре­ди моби­ли­зо­ван­ных встре­ча­лись 13–17-летние под­рост­ки, един­ствен­ные кор­миль­цы семьи, 3–4 род­ных бра­та и т.д., кото­рые были отправ­ле­ны на тыло­вую рабо­ту вме­сто отпрыс­ков бога­тых, волост­ных упра­ви­те­лей и стар­шин. Все эти фак­ты были тут же обна­ро­до­ва­ны газе­той «Қазақ», что­бы винов­ные в фаль­си­фи­ка­ции спис­ков понес­ли заслу­жен­ное нака­за­ние [7].

А далее эше­ло­ны с «ино­род­ца­ми» уже сле­до­ва­ли в сопро­вож­де­нии пере­вод­чи­ков, инструк­то­ров и мулл. В послед­ние гру­зо­вые ваго­ны поме­ща­лись лоша­ди моби­ли­зо­ван­ных каза­хов. В тече­ние сен­тяб­ря-декаб­ря 1916 года, для пере­го­во­ров с выс­шим руко­вод­ством Зем­го­ра по вопро­су пере­да­чи казах­ских джи­ги­тов в веде­ние этой орга­ни­за­ции, А.Н. Букей­хан в Москве неод­но­крат­но встре­чал­ся с кня­зем Г.Е. Льво­вым, гла­вой объ­еди­нён­но­го коми­те­та Зем­го­ра, буду­щим (а с 15.03.1917 г.) гла­вой Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства (фак­ти­че­ски гла­ва госу­дар­ства), с кото­рым обсуж­дал вопрос при­ня­тия каза­хов под опё­ку Зем­го­ра. В этой поезд­ке его сопро­вож­да­ли учи­тель из Куста­ная Мыр­за­га­зы Есбо­лу­лы (Испу­лов), сту­ден­ты из Тур­гая, обу­чав­ши­е­ся в Москве — Тел Жаман­му­ры­ну­лы (Джа­ман­му­ры­нов), Муса Сей­да­лы­улы (Сей­да­лин), Хасен Беке­тай­у­лы (Беке­та­ев) и мн. др. Вско­ре их ряды попол­ни­ли дру­гие казах­ские сту­ден­ты, учи­те­ля, вра­чи, слу­жа­щие в лице, напри­мер, Нази­ра Торе­ку­лу­лы (Тюря­ку­лов), Аспан­ди­я­ра Кен­же­улы (Асфанди­яр Кен­жин), Сул­тан­бе­ка Кожа­ну­лы и мн. др.

Ради помо­щи и слу­же­ния сво­им сооте­че­ствен­ни­кам на фрон­те кто-то из них отло­жил на вре­мя учё­бу в пре­стиж­ном вузе (Н. Торе­ку­лу­лы оста­вил уче­бу в эко­но­ми­че­ском факуль­те­те Мос­ков­ско­го ком­мер­че­ско­го инсти­ту­та после ІІ кур­са, закон­чив его лишь после граж­дан­ской вой­ны в 1922–1923 гг.), учи­тель­ской семи­на­рии, кто-то бро­сил рабо­ту учи­те­ля, пер­спек­тич­ную служ­бу (А. Кен­же­улы), а кто-то едва полу­чил диплом (С. Кожа­ну­лы) и т.д. 21 декаб­ря 1916 года редак­ция «Қазақ» из Моск­вы полу­чи­ла оче­ред­ную теле­грам­му, где сооб­ща­лось, что «Али­хан, Тел, Муса, Мыр­за­га­зы и Хасен выеха­ли на Запад­ный фронт». 26 декаб­ря А.Н. Букей­хан уже из Запад­но­го фрон­та сооб­щил, что «озна­ко­ми­лись с усло­ви­я­ми рабо­ты и быта джи­ги­тов, моби­ли­зо­ван­ных на фронт из Куста­най­ско­го и Актю­бин­ско­го уез­дов» [8].

В нача­ле 1917 года они так­же посе­ти­ли казах­ских джи­ги­тов, «рек­ви­зи­ро­ван­ных» из Тур­гай­ской, Ураль­ской, Семи­па­ла­тин­ской обла­стей и Аст­ра­хан­ской губер­нии [8]. Напри­мер, в соста­ве 1-й дру­жи­ны тру­ди­лись джи­ги­ты из воло­стей Аккар­га, Кена­рал, Сарыой, Жети­ка­ра и Жел­ко­ра Куста­най­ско­го уез­да и из воло­стей Алим­бет, Бат­пак­ты и Бес­та­мак Актю­бин­ско­го уез­да Тур­гай­ской обла­сти.  Во всех этих сооб­ще­ни­ях о служ­бе казах­ских рабо­чих в тылу фрон­та непре­мен­но ука­зы­ва­ло­ись их адре­са. Напри­мер, такие: «Дей­ству­ю­щая армия, 1-я инже­нер­но-стро­и­тель­ная дру­жи­на, 200-я рабо­чая пар­тия, ІІ отряд», «Дей­ству­ю­щая армія, 16-я инже­нер­но-стро­и­тель­ная дру­жи­на, 210-я рабо­чая ино­род­че­ская пар­тия, І и ІІ отря­ды», или «Дей­ству­ю­щая армия, 9-я инже­нер­но-стро­и­тель­ная дру­жи­на, 221-я ино­род­че­ская рабо­чая пар­тия, 3-й отряд», осно­ву кото­ро­го состав­ля­ли уро­жен­цы ряда воло­стей Семи­па­ла­тин­ско­го и Усть-Каме­но­гор­ско­го уез­дов Семи­па­ла­тин­ской обла­сти [9, с. 3].

Лидер Алаш и воз­глав­ля­е­мая им груп­па сво­бод­но посе­ща­ли сво­их сооте­че­ствен­ни­ков на местах их служ­бы в при­фрон­то­вой зоне.

12 янва­ря Али­хан уже высту­пил в Коми­те­те Запад­но­го фрон­та Зем­го­ра (КЗФ ВЗС) в Мин­ске с докла­дом о поло­же­нии каза­хов в при­фрон­то­вой зоне. Соглас­но его докла­ду, каза­хи, слу­жив­шие в инже­нер­но-стро­и­тель­ных дру­жи­нах КЗФ ВЗС, жили в бара­ках и палат­ках вме­сти­мо­стью в 100, 150 и 200 чело­век. Пита­лись в этих же бара­ках, в ред­ких дру­жи­нах – в отдель­ных поме­щё­ни­ях, при­спо­соб­лен­ных для при­го­тов­ле­ния и при­ё­ма пищи (фото № 1, 2). «Пре­крас­ное впе­чат­ле­ние про­из­во­дит кух­ня при пар­тии, — писал некий И. Попов в ста­тье «Ино­род­цы на фрон­те. Каза­хи (в ориг. «Кир­ги­зы»)», опуб­ли­ко­ван­ной в газе­те «Вест­ник Коми­те­та Запад­но­го фрон­та Все­рос­сий­ско­го Зем­ско­го Сою­за» (далее «Вест­ник КЗФ ВЗС») после посе­ще­ния бара­ков, заня­тых каза­ха­ми, прав­да, несколь­ко иде­а­ли­зи­руя уви­ден­ное, — В ско­ло­чен­ном наско­ро бара­ке иде­аль­ная чисто­та. Висят бара­ньи туши, в про­ти­во­по­лож­ном кон­це на чистом дос­ча­том пости­ле — гора бело­го хле­ба. За пере­го­род­кой – кот­лы для вар­ки «маха­на», хоро­шо отчи­щен­ные, с крыш­ка­ми. Не кух­ня, а при­сут­ствен­ное место… А за барье­ром — тол­чет­ся чело­век 150 каза­хов» [10, с. 3].

В каж­дом бара­ке име­лась печ­ка «бур­жуй­ка», кото­рая едва обо­гре­ва­ла поме­щё­ние. Поэто­му, что­бы под­дер­жи­вать теп­ло, днём в блин­да­жах оста­ва­лись дежур­ные по 2–4 чело­ве­ка. Баня и пра­чеч­ная с отдель­ной ком­на­той для суш­ки белья име­лись лишь в счи­тан­ных дру­жи­нах.

В бара­ках тем­но, — кон­ста­ти­ру­ет тот же И. Попов, — Это веч­ное зло – суш­ка и раз­ве­ши­ва­ние в про­хо­дах про­мок­шей одеж­ды – совер­шен­но изго­ня­ет из бара­ков и пала­ток свет» [10, с. 2].

Выяс­ни­лось, что во мно­гих дру­жи­нах каза­хи мылись в бане лишь один раз за месяц, верх­нюю одеж­ду вынуж­ден­но сти­ра­ли за свой счёт, а белье сушить при­хо­ди­лось в спаль­ных поме­щё­ни­ях, где без того было влаж­но и про­хлад­но.

Фото 1
Фото 2. Бара­ки, в кото­рых жили казах­ские джи­ги­ты, моби­ли­зо­ван­ные «для работ по устрой­ству обо­ро­ни­тель­ных соору­же­ний и воен­ных сооб­ще­ний в рай­оне дей­ству­ю­щей армии». НАКФФД (Минск, Бела­русь) 

Выслу­шав этот доклад А.Н. Букей­ха­на, пред­се­да­тель КЗФ ВЗС В. Выру­бов пред­ло­жил ему сле­ду­ю­щее:

Реше­ние всех вопро­сов, свя­зан­ных со служ­бой и бытом казах­ских джи­ги­тов в при­фрон­то­вом коми­те­те Зем­го­ра, вы мог­ли бы взять в свои руки. Для это­го вам сле­ду­ет открыть отдел в Москве и Мин­ске. Спер­ва открой­те отдел в Мин­ске».

5 фев­ра­ля 1917 года редак­ция газе­ты «Қазақ» из Мин­ска полу­чи­ла оче­ред­ную теле­грам­му: «Минск, 5 фев­ра­ля [1917 г]. Откры­ли Ино­род­че­ский отдел Зем­гор­со­ю­за. Али­хан. Адрес Али­ха­на: г. Минск. Гости­ни­ца Льежъ. Али­ха­ну Букей­ха­ну» [11]. Открыв и воз­гла­вив Ино­род­че­ский отдел КЗФ ВЗС, кор­то­рый был при­зван ока­зы­вать рабо­чим юри­ди­че­скую, пере­вод­че­скую и т.д. помощь, А.Н. Букей­хан теперь отве­чал не толь­ко за сво­их сооте­че­ствен­ни­ков, но и за всех дру­гих «ино­род­цев» — кир­ги­зов, сар­тов, узбе­ков, буря­тов и др. В после­ду­ю­щих теле­грам­мах он сроч­но при­гла­шал каза­хов на вакант­ные долж­но­сти вра­ча, фельд­ше­ра, инструк­то­ра, пере­вод­чи­ка, инже­не­ра и т.д. Из них вра­чу было уста­нов­ле­но жало­ва­ние в раз­ме­ре 300–350 руб­лей в месяц, ещё 400 руб­лей на одеж­ду, 90 руб­лей на про­чие рас­хо­ды, жилье за счёт Зем­го­ра, про­езд бес­плат­ный; фельд­ше­ру – жало­ва­ние 190 руб­лей, 200 руб­лей на одеж­ду и т.д. Кто готов слу­жить, дол­жен был отпра­вить теле­грам­му по адре­су: г. Мин­скъ, Зем­гор­со­юз, фронт, Али­ха­ну Букей­ха­ну [12]. Объ­ез­жая при­фрон­то­вую линию до и после откры­тия Ино­род­че­ско­го отде­ла, А.Н. Букей­хан перед казах­ские джи­ги­та­ми высту­пил с кур­сом лек­ции, крат­кая суть кото­ро­го неволь­но напом­нит наказ любя­ще­го и забот­ли­во­го отца – сыну:

Это Евро­пей­ская вой­на, не имев­шая ана­ло­гов в исто­рии чело­ве­че­ства по мас­шта­бу. Преж­де на войне вое­ва­ли лишь вой­ска враж­ду­ю­щих сто­рон. Теперь же воз­ник­ла нуж­да в помо­щи даже мир­ных граж­дан. Истин­ные пат­ри­о­ты Рос­сии объ­еди­ни­лись в орга­ни­за­цию сою­за земств и горо­дов. Перед Зем­го­ром все граж­дане рав­ны: они не раз­де­ля­ют граж­дан на рус­ских или ино­род­цев. Вы слу­жи­те в коми­те­те Зем­го­ра. Вы выпол­ня­е­те ту рабо­ту, кото­рую Зем­гор взял под свою ответ­ствен­ность перед воен­ным мини­стер­ством. Эта рабо­та не тер­пит отла­га­тельств, крайне необ­хо­ди­ма для защи­ты оте­че­ства. Не лени­тесь, не избе­гай­те тяже­лых работ, не трусь­те. Пока­жи­те себя насто­я­щи­ми джи­ги­та­ми. Вой­на закон­чит­ся, и ваш труд не будет напрас­ным, насту­пит день, когда рус­ский народ оце­нит вас достой­но. Вас позва­ли на помощь, как вер­но­го сосе­да. Сле­до­ва­тель­но вы обя­за­ны оправ­дать свой долг вер­но­го сосе­да. Не давай­те повод обви­нить вас в том, что вы не отклик­ну­лись на зов о помо­щи, когда враг на поро­ге. Для вас постро­и­ли мечеть, предо­ста­ви­ли воз­мож­ность совер­шить пяти­крат­ный намаз, в пят­ни­цу осво­бо­ди­ли от рабо­ты. Но, не сто­ит забы­вать о том, что вы нахо­ди­тесь на войне. В слу­чае воз­ник­но­ве­ния чрез­вы­чай­ной ситу­а­ции и необ­хо­ди­мо­сти ско­рей­ше­го завер­ше­ния тыло­вых работ, вам сле­ду­ет созна­тель­но вый­ти на рабо­ту и в пят­ни­цу. Сол­да­ты, нахо­дя­щи­е­ся в око­пах, не зна­ют выход­ных. Зако­ны вой­ны суро­вы. Вы вырос­ли и жили воль­но в бес­край­них про­сто­рах, в казах­ских сте­пях прак­ти­че­ски нет ника­ких инфек­ци­он­ных забо­ле­ва­ний. Здесь же вы тру­ди­тесь в одном месте тыся­ча­ми, по 100–200 чело­век живё­те под одной кры­шей. Здесь воз­дух про­пи­тан носи­те­ля­ми инфек­ций, мало сол­неч­ных дней, в основ­ном пас­мур­но. Поэто­му будь­те осто­рож­ны, чаще меняй­те ниж­нее белье, купай­тесь в бане, сти­рай­те верх­нюю одеж­ду, защи­щай­тесь от вшей, носи­те­лей зараз­ных болез­ней. Справ­ляй­те нуж­ду исклю­чи­тель­но в при­спо­соб­лен­ных поме­щё­ни­ях. Вы сей­час пита­е­тесь кони­ной, но она ско­ро закон­чит­ся, как и белый хлеб. Поэто­му пора вам научить­ся есть варё­ную или солё­ную рыбу и сушё­ное мясо, чер­ный хлеб, кашу из греч­ки и про­са, а так­же капу­сту, кото­рая спа­сёт вас от цын­ги. Не соби­рай­тесь все в одном месте, ина­че погиб­не­те от одной бом­бы. При отступ­ле­нии дей­ствуй­те стро­го по при­ка­зу, ина­че всем вам гро­зит вер­ная гибель. Мно­гие из вас взя­ли с собой нема­ло налич­ных денег, мно­гие из вас ещё совсем моло­ды. Сре­ди вас навер­ня­ка есть люби­те­ли кар­точ­ных игр… На войне азарт­ные игры стро­го запре­ще­ны, за игру в кар­ты преду­смот­ре­но жесто­кое нака­за­ние. Мой вам совет: не играть в кар­ты. Не кон­флик­туй­те с сол­да­та­ми: здесь закон не зна­ет поща­ды. Если же постра­да­ли вы, тогда обра­щай­тесь к руко­во­ди­те­лю или офи­це­ру Зем­го­ра. Вы ещё моло­ды. Мой вам совет: ни в коем слу­чае, не при­бли­жай­тесь к жен­щи­нам лег­ко­го пове­де­ния. Что­бы избе­жать это­го соблаз­на, есть один путь: рабо­тать до послед­ней силы. Если же не удер­жа­лись, знай­те: зара­зив­шись инфек­ци­ей (сифи­ли­сом), спер­ва постра­да­е­те сами, а когда же вер­нё­тесь в степь, где мало вра­чей, зара­зи­те всех род­ных. Поду­май­те об этом. Вы – цве­ты и надеж­да сво­ё­го наро­да! Запом­ни­те! Здесь не пытай­тесь решить какую-то про­бле­му, по при­выч­ке, дав взят­ку. Это Евро­па, до сте­пей дале­ко. Нахо­дясь в Евро­пе, не опо­зорь­те свой народ!» [13].

Как выяс­ни­лось в ходе встреч с выс­шим руко­вод­ством Зем­го­ра в Москве, потреб­ность КЗФ ВЗС в рабо­чих состав­ля­ла все­го 90 000 чело­век [14]. По све­де­ни­ям гла­ва КЗФ ВЗС В. Выру­бо­ва, в декаб­ре 1916 года в девя­ти инже­нер­но-стро­и­тель­ных дру­жи­нах Зем­го­ра в тылу фрон­та рабо­та­ли все­го 12–13 тысяч каза­хов [15]. По дан­ным про­фес­со­ра Мам­бе­та Кой­гел­ди­е­ва, в 1916–1917 годах на тыло­вые рабо­ты были моби­ли­зо­ва­ны в целом от 100 до 150 тысяч каза­хов [16]. Одна­ко новые архив­ные мате­ри­а­лы, обна­ру­жен­ные в НИАБ, сви­де­тель­ству­ют, что моби­ли­зо­ван­ных было зна­чи­тель­но боль­ше. Напри­мер, соглас­но лишь кви­тан­ции № 20750, выдан­ной Управ­ле­ни­ем Началь­ни­ка инже­не­ров 1-й армии Док­шиц­ко­му город­ско­му ста­ро­сте Бори­сов­ско­го уез­де Мин­ской губер­нии, с 19 октяб­ря по 28 нояб­ря 1916 года в домах част­ных домавла­дель­цев было раз­ме­ще­но 158 249 рабо­чих-ино­род­цев с 3600 лошадь­ми [17, л. 211]. Какую часть из них состав­ля­ли каза­хи, уточ­нить не уда­лось – пред­ста­ви­те­ли всех «рек­ви­зи­ро­ван­ных» наро­дов в офи­ци­аль­ных доку­мен­тах импер­ской Рос­сии фиру­ри­ру­ют как «ино­род­цы» (фото № 3, 3а). Но, если учесть, что каза­хи были един­ствен­ны­ми из них, кото­рые отпра­ви­лись на фронт со сво­и­ми лошадь­ми, то мож­но пред­по­ла­жить, что боль­шин­ство из 158,2 тысяч состав­ля­ли каза­хи. Соглас­но «вре­мен­ным пра­ви­лам внут­рен­не­го поряд­ка и содер­жа­ния рабо­чих ино­род­че­ских пар­тий», утвер­жден­ным 29.09.1916 г. тем же началь­ни­ком Шта­ба Вер­хов­но­го Глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го гене­рал-адьютан­том Алек­се­е­вым: 1/ рабо­чие ино­род­цы, вхо­див­ших в состав рабо­чих пар­тий, раз­де­ля­лись на десят­ки и сот­ки. Каж­дая рабо­чая инорд­че­ская пар­тия полу­ча­ла свой поряд­ко­вый номер по каж­до­му фрон­ту осо­бо, назна­чен­ный при фор­ми­ро­ва­нии пар­тии Глав­ным началь­ни­ком снаб­же­ний, при­чем для Север­но­го фрон­та номе­ра­ция уста­нов­ли­ва­лась от № 1 до № 199, для Запад­но­го фрон­та от № 200 до 399 и для Юго-Запад­но­го – от № 400 до № 599. Во гла­ве пар­тии сто­я­ли началь­ни­ки, кото­ро­му под­чи­ня­лись как началь­ни­ки рабо­чих отря­дов, так и осталь­ные офи­цер­ские, гласс­ные и ниж­ние чины и ино­род­цы дан­ной пар­тии. Началь­ству­ю­щим лицам предо­став­ля­лись сле­ду­ю­щие пра­ва: 1/ началь­ни­ку пар­тии, сфор­ми­ро­ван­ной по шта­ту № 1 — пра­ва коман­ди­ра отдель­но­го бата­льо­на;

Фото № 3–3а. Спи­сок домо­вла­дель­цев г. Док­ши­ца Бори­сов­ско­го уез­да Мин­ской губер­нии, в домах кото­рых были раз­ме­ще­ны рабо­чие-ино­род­цы, в том чис­ле и каза­хи, общая чис­лен­ность кото­рых соста­ви­ла 158 249 чело­век (НИАБ: ф. 314, оп. 1, д. 828). Июнь, 2018 г. Минск

2/ началь­ни­ку пар­тии, сфор­ми­ро­ван­ной по шта­ту № 2 — пра­ва коман­ди­ра неот­дель­но­го бата­льо­на; 3/ началь­ни­ку пар­тии, сфор­ми­ро­ван­ной по шта­ту № 3, и началь­ни­кам рабо­чих отря­дов — пра­ва коман­ди­ра роты. Каж­дая сот­ня (взвод) в пар­тии долж­на иметь свой поряд­ко­вый номер и наиме­но­ва­ние по назва­нию той воло­сти или того обще­ства, из кото­ро­го она состав­ле­на; если же сот­ня (взвод) состав­ле­на из рабо­чих несколь­ких воло­стей или обществ, то по назва­нию одной из них. В каж­дой сотне (взво­де) из ино­род­цев сверх ста рабо­чих были — 1 сот­ский, 1 писарь, 1 пере­вод­чик и 1 каше­вар, кото­рые от работ осво­бож­да­лись; из каж­дых деся­ти рабо­чих изби­рал­ся стар­ший, кото­рый име­но­вал­ся десят­ским. Десят­ский от работ не осво­бож­дал­ся; хле­бо­пе­ки, мяс­ни­ки и цируль­ни­ки осво­бож­да­ют­ся от работ толь­ко на вре­мя испол­не­ния сво­их обя­зан­но­стей. На каж­дую пар­тию из ино­род­цев назна­ча­лось одно духов­ное лицо (мул­ла) соглас­но шта­та [22, л. 246, 246 об., 247]. Так­же не уда­лось най­ти в архи­вах Бела­ру­си спис­ки каза­хов, рабо­тав­ших в тылу не толь­ко Запад­но­го, Север­но­го и Юго-Запад­но­го фрон­тов, но и в заво­дах, пред­при­я­ти­ях, лесо­по­ва­лах, желез­но­до­рож­ных узлах по всей импе­рии. Так в «Пра­ви­лах о поряд­ке исполь­зо­ва­ния ино­род­цев, при­вле­ка­е­мых по рек­ви­зи­ции для работ внут­ри Импе­рии на госу­дар­ствен­ную обо­ро­ну», утвер­жден­ных 29.10.1916 года Воен­ным мини­стром по согла­со­ва­нию с мор­ским, внут­рен­них дел, финан­сов, тор­гов­ли и про­мыш­лен­но­сти и др. мини­стра­ми, отме­ча­лось, что «пред­на­зна­ча­е­мые для работъ внут­ри Импе­рии ино­род­цы назна­ча­ют­ся рас­по­ря­же­ни­ем воен­но­го ведом­ства в учре­жде­ния и пред­при­я­тия как казен­ные, так и част­ные, рабо­та­ю­щие для нужд госу­дар­ствен­ной обо­ро­ны» [18, л. 65]. Для при­ме­ра мож­но при­ве­сти све­де­ния казах­ских сту­ден­тов из мос­ков­ских вузов, кото­рые на Брян­ском вок­за­ле нашли 100 каза­хов, на Нико­ла­ев­ском вок­за­ле ещё 300 джи­ги­тов, кото­рые были моби­ли­зо­ва­ны из Буке­ев­ской орды для рабо­ты в желез­но­до­рож­ных стан­ци­ях. Выяс­ни­лось, что при моби­ли­за­ции их было все­го 1170 чело­век, из них 770 оста­лись в 10–15 кило­мет­рах от Моск­вы [19]. Или дру­гой при­мер: в рапор­те Вр.И.д. Горо­док­ско­го уезд­но­го исправ­ни­ка (?) от 23.02.1917 г. за № 893, адре­со­ван­ном началь­ни­ку Витеб­ско­го губерн­ско­го жан­дарм­ско­го управ­ле­ния, отме­ча­ет­ся, что в Горо­док­ский уезд при­бы­ла пар­тия Каза­хов (в ориг. «Кир­гиз») в чис­ле 200 чело­век, кото­рые были раз­ме­ще­ны в дерев­нях Чисти­ки (150 чело­век) и Мель­ни­ца (50 чело­век) и что они «при­сла­ны для работ по заго­тов­ке лес­ных мате­ри­а­лов в Пота­шен­ской казён­ной даче для нужд армии» [20, л. 161.]

В 16 и 18 пунк­тах выше­упо­мя­ну­тых пра­вил преду­смат­ри­ва­лась выпла­та зара­бот­ной пла­ты ино­род­цам. 16-й пункт пра­вил гла­сит: «Ино­род­цы-рабо­чие за выпол­не­ние воз­ла­га­е­мых на них обя­зан­но­стей полу­ча­ют от учре­жде­ний и пред­при­я­тий, в кото­рых рабо­та­ютъ, зара­бот­ную пла­ту, назна­ча­е­мую сооб­раз­но про­из­во­ди­тель­но­сти их тру­да и во вся­ком слу­чае не свы­ше пла­ты, выда­ва­е­мой мест­ным рабо­чим, выпол­ня­ю­щим одно­род­ную рабо­ту» [18, л. 66]. В 18-м пунк­те гово­рит­ся: «При выда­че зар­пла­ты учре­жде­ния и пред­при­я­тия обя­за­ны ука­зы­вать и разъ­яс­нять ино­род­цамъ всю важ­ность пере­сыл­ки ими денеж­ных средств на под­держ­ку остав­ших­ся семей и близ­ких и все­мер­но содей­ство­вать и облег­чить самую пере­сыл­ку денег» [18, л. 66].

Оче­вид­но, не все рабо­чие-каза­хи успе­ва­ли пере­слать зара­бо­тан­ные день­ги род­ным, о чём, напри­мер, сви­де­тель­ству­ет доклад Риж­ско­го уезд­но­го началь­ни­ка Началь­ни­ку кон­троль­но­го участ­ка Лиф­лянд­ской губер­нии от 30.10.1916 года № 10323 (г. Рига, Лиф­лянд­ская губер­ния): «…въ ночь на 25 сего октяб­ря… око­ло бара­ка воен­но-трон­шей­ных рабо­чих, в кото­ром поме­сти­лись Каза­хи 4 рабо­че­го отря­да 3-й рек­ви­зи­ро­ван­ной ино­род­че­ской пар­тии, дву­мя неиз­вест­ны­ми штат­ски­ми и одним ниж­ним чином-сол­да­том неиз­вест­ной части войск, совер­ше­но напа­де­ние на ино­род­ца-рабо­че­го озна­чен­ной ино­род­че­ской пар­тии каза­ха Сис­син­бая Джи­ен­ба­е­ва, 28 лет от роду, про­ис­хо­дя­ще­го из жите­лей Акмо­лин­ской обла­сти того же уез­да Сере­тен­ской воло­сти аула № 2, при­чем у него ограб­ле­ны 500 руб­лей денег…» [21, л. 75].

Фото 4

Вот как опи­сы­ва­ет внеш­ность при­быв­ших на линию фрон­та каза­ха, усло­вия его быта и рабо­ты жур­на­лист из при­фрон­то­вой газе­ты «Вест­ник КЗФ ВЗС» И. Попов в сво­ём мате­ри­а­ле «Ино­род­цы на фрон­те. Каза­хи» (в ориг. «Кир­ги­зы»): «По внеш­но­сти казах мно­го куль­тур­нее, опрят­нее и бога­че буря­та. Корот­кий полу­шу­бок, бара­нья шап­ка, под­дев­ка, срав­ни­тель­но хоро­шие сапо­ги, с заправ­лен­ны­ми в голе­ни­ща «кош­ма­ми» (кус­ки вой­ло­ка, обер­ты­ва­ю­щие ногу до коле­на), — из все­го вид­но, что казах соби­рал­ся в дале­кую доро­гу хозяй­ствен­но, осно­ва­тель­но. Мно­го вещей, при­е­му­ще­ствен­но теп­лых, куп­ле­но по доро­ге. Раз­го­ва­ри­вая в Орше с пред­се­да­те­лем Коми­те­та Запад­но­го фрон­та, груп­па каза­хов при­тор­го­вы­ва­ла у него кожа­ную курт­ку… Вооб­ще, мно­ги­ми дета­ля­ми потвер­жда­ют­ся сло­ва заве­ду­ю­щих рабо­та­ми, что каза­хи в мас­се весь­ма зажи­точ­ные люди, при­хва­тив­шие с собой изряд­ную день­гу. Впе­чат­ле­ние зажи­точ­но­сти слег­ка нару­ша­ет юно­ша «бай­гуш» (бед­няк), щего­ля­ю­щий в одних под­штан­ни­ках. Может быть при более подроб­ном озна­ком­ле­нии с пар­ти­ей мож­но было бы обна­ру­жить и еще несколь­ко его сото­ва­ри­щей. Но здесь дале­ко нетъ того обща­го впе­чат­ле­ния обо­рван­но­сти и неоде­то­сти, почти наго­ты, какое созда­лось у нас при посе­ще­нии бурят… На обрат­ном пути мы виде­ли све­жие око­пы рабо­ты каза­хов. — Силь­ные люди. Хоро­шие работ­ни­ки, — ска­залъ инже­нер-зем­го­рец, гля­дя на жел­тые вол­ны све­же-взры­той гли­ны» [10, сс. 2–3.].

Но основ­ной поток «рабо­чих-ино­род­цев» при­бы­ва­ли непо­сред­ствен­но в рас­по­ря­же­ние Глав­но­го Началь­ни­ка Снаб­же­ний вою­ю­щей армии. Так соглас­но «Вре­мен­но­го поло­же­ния» об орга­ни­за­ции рек­ви­зи­ро­ван­ных и поряд­ке поступ­ле­ния ино­род­цев в рай­он теат­ра воен­ных дей­ствий, утвер­жден­но­го при­ка­зом началь­ни­ка Шта­ба Вер­хов­но­го Глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го гене­рал-адьютан­та Алек­се­е­ва от 29.09.1916 года за № 1337, ино­род­цы рас­по­ря­же­ни­ем Воен­но­го мини­стра достав­ля­лись в рай­он фрон­та на рас­пре­де­ли­тель­ные пунк­ты, кото­ры­ми были назна­че­ны: для Север­но­го фрон­та ст. Псков, для Запад­но­го фрон­та ст. Орша и ст. Гомель, для Юго-Запад­но­го фрон­та – ст. Харь­ков [22, л. 244об.]. В целом в веде­ние Началь­ни­ков Снаб­же­ний армий трех фрон­тов пла­ни­ро­ва­лось напра­вить все­го 600 тысяч «рабо­чих-ино­род­цев», то есть по 200 тысяч «ино­род­цев» каж­до­му из трёх фрон­тов [16, л. 244 об.]. Рабочим-«инородцам» упла­чи­ва­лось денеж­ное доволь­ствие в раз­ме­ре 1-го руб­ля за каж­дый рабо­чий день, «не счи­тая казен­но­го пище­во­го доволь­ствия». Одеж­дой и обу­вью обес­пе­чи­ва­лись по жела­нию самих рабо­чих за счёт их денеж­но­го доволь­ствия [22, л. 244 об.]. В НИАБ спис­ки каза­хов, моби­ли­зо­ван­ных как в при­фрон­то­вые коми­те­ты Зем­го­ра, так и в рас­по­ря­же­ние трёх фрон­тов (Запад­ный, Север­ный и Юго-Запад­ный), отсут­ство­ва­ли. Но уда­лось най­ти име­на джи­ги­тов, про­шед­ших лече­ние лишь в Витеб­ской губерн­ской боль­ни­це.

Напри­мер, в при­ка­зах по Вилен­ской кара­уль­ной коман­де за №№ 171, 173, 176, 180 и 183 от декаб­ря 1916 года фигу­ри­ру­ют рабо­чие из 46-й и 47-й дру­жин Вилен­ско­го квар­тир­но­го отде­ла, кото­рые в свя­зи с их поступ­ле­ни­ем в боль­ни­цу исклю­че­ны с про­ви­ант­ско­го, при­ва­роч­но­го и чай­но­го доволь­ствия, или при­ня­ты обрат­но на доволь­ствие после болез­ни, но име­на кото­рых порой иска­же­ны до незна­ва­е­мо­сти. Оче­вид­но, вой­ско­вой писарь казах­ские име­на писал так, как слы­шал от них самих. Но даже по иска­жён­ным име­нам мож­но понять, что речь идёт имен­но о каза­хах. Я пуб­ли­кую их пол­ный спи­сок в надеж­де, что хоть кто-то из потом­ков най­дет имя сво­е­го отца, деда или пра­де­да, про­шед­ше­го все кру­ги ада в тылу Пер­вой миро­вой вой­ны 100 лет назад: Вот они (фото № 5–5а): 1) Акта­най (в дру­гом при­ка­зе — «Анта­най») Абд­рах­ма­нов, 2) Катуш Шун­ту­ков, 3) Сма­гул Акса­ка­лов, 4) Ков­шак Туяк­ба­ев, 5) Окса­ка­бай Муха­мет­жа­нов, 6) Рома­зан Муса­бе­ков, 7) Дау­рем­бек Тле­уба­ев (в дру­гом при­ка­зе – «Дурай­бек»), 8) Ири­сбай Посы­мов, 9) Тачи­бай Даль­цин­ба­ев, 10) Д[a]остан Тюва­ев, 11) Муса Сма­и­лов, 12) Амар (Омар) Май­мур­зин, 13) Бай­куш [Бай­ғұс] Ищан (в при­ка­зе № 180 от 26.12.1916 г. — Бау­киш Ищан), 14) Сивуп Башин [23, л. 193 об.], 15) Коно­ньи Осна­зром, 16) Иша­мур Шерем­ба­ев, 17) Тилюм Садым, 18) Аким­жан Аки­мов (в при­ка­зе № 183 от 29.12.1916 г. — Хаким­жан Аки­мов), 19) Жакан Ирчи­ви­дов, 20) Сейт Раки­миш, 21) Малю­бай Сари­та­ев, 22) … (не чита­ет­ся), 23) Шамейх Исма­и­лов, 24) Шакир Махму­тов, 25) Мури­гом Мага­жа­нов, 26) Ага­тай Жум…, Шукин Бай­ту­ров, 27) Шейх Тапан, 28) Хам­за Желан­ту­зов (Жалаңтөс), 29) Лаб­зай Бук, 30) Анин… Бог­ме­тов, 31) Арзай Будо­кив, 32) Бал­кум­бай Чапур­ба­ев, 33) Ксе… Сабан­чин, 34) Анта­най Мукан, 35) Донар­туп­сай Кар­гин, 36) Чара­май Сер­жив [23, л. 195 об.], 37) Дау­тов Кур­ман­кул, 38) Мукан Жун­даб­а­ев, 39) Амир Шин­до­ба­ев, 40) Галий Аспа­нов (Оспа­нов), 41) Аль­ба­тыр Муса­бе­ков, 42) Уитеп (Оте­па) Тур­де­бай, 43) Чири­бай 

Фото 5–5а. При­каз по Вилен­ской кара­уль­ной коман­де № 173 от 19.12.1916 г. и спи­сок рабо­чих каза­хов, убыв­ших на лече­ние в Витеб­скую губерн­скую боль­ни­цу (НИАБ: ф. 2533, оп. 1, д. 47). Июнь 2018 г. Минск

 Тасы­мов, 44) Шан­ту­ха … (не чита­ет­ся), 45) Жакан Ирчи­ви­до­ва, 46) Сейт Раки­лин (в дру­гом при­ка­зе — Сейт Раки­миш), 47) Кун­гаш­ба­ев, 48) Исма­и­лов Шай­ме­хи, 49) Махму­тов Шакир, 50) Бай­ту­ров Чукан (в дру­гом при­ка­зе – Бай­ту­ров Шукин), 51) Исму­ха­мед Тай­ши­ков, 52) Шаях­мет Бурай­ба­ев, 53) Хана­фія Исна­за­ров, 54) Гав­рил Узае­ков, 55) Исму­хан Жунер­ба­ев, 56) Бар­кай Сара­бей (Сары­бая), 57) Миндгва­ев (Мын­ба­ев) Туле­бай, 58) Таш­кат Паль­кер, 59) Жалк­си­нов Ильяс, 60) Гавр Ужел­ков, 61) Таши­ков Исму­ха­мет, 62) Рау­ан­бе­ков Сарам­бай, 63) Букар­бек Наба­зов, 64) Табей Иса­бе­ков, 65) Пас­ту­ла­тов Уте­хен (Уте­ген?), 66) Калы­ков Оспан, 67) Асла­ба­ев Касам­ба­жан, 68) Ища­нов Алму­га­мет, 69) Иржа­нов Иман­га­лий, 70) Аль­даб­ер­ге­нов Нур­го­жа, 71) Бехан Бей­лов, 72) Киш­кин Хара, 73) Ураз­ба­ев Айму­ха­мет, 74) Нур­пей­сов Шай­ке, 75) Абу­лов Абди, 76) Магом­бе­тов Тукуш, 77) Мин­ков Пие­лай, 78) Сар­сен Маде­ев, 79) Жокан (в дру­гом при­ка­зе — Шокан) Бек­му­ха­ме­тов, 80) Достан Жаки­мов, 81) Тлев­ка Дуй­се­кей (все­го 81 чело­век) [23, л. 205 об.]. 28 декаб­ря 1916 года из 46-й дру­жи­ны на лече­ние отпра­ви­лась оче­ред­ная пар­тия каза­хов: 82) Хамит Кан­ча­нов, 83) Кожах­мет Утер­пиш­нов [20, л. 207], 84) Зей­нул­ла Жаз[н]мухаметов [23, л. 208], 85) Богум Ита­я­ков, 86) Ураз Башта­ев, 87) М[о]алдахмет Имбе­рьев, 88) Омар Абд­рах­ма­нов, 89) Купий Аль­даб­ер­ге­нов, 90) Нурам­бет Ахта­нов [23, л. 209об.], 91) Скак Арем­ба­ев, 92) Ака­бай Рым­жа­нов, 93) Скак Кодыр­кин, из 47-й пар­тии (дру­жи­ны) 94) Муру (Муса) Джа­ма­нов, 95) Сал­та­бай Мам­бе­тов, 96) Кудай­бер­ген Ток­мур­за­нов, 97) Сма­ил Ноба­ев, 98) Шам­бет Карам­ша­ков, 99) Джа­на­тай Напит­па­ев, 100) Осман­кул Шамы­ров, 101) Нусуп Ильев, 102) Бухар­бай Тав­гос­а­ров (Топ­ба­са­ров?), 103) Хасайн Шупа­нов, 104) Исе­на­ли Джум[a]баев, 105) Джа­ман­сарт Иле­ба­ев, или все­го 24 чело­ве­ка [23, л. 205 об.].

СУЛТАН ХАН АККУЛЫ

Источ­ник: https://e-history.kz/ru/publications/view/kazahi_i_pervaya_mirovaya_voina_ili_chto_skrivalos_v_arhivah_belarusi_chast_ii__4700
© e-history.kz

Источ­ник: https://e-history.kz/ru/publications/view/kazahi_i_pervaya_mirovaya_voina_ili_chto_skrivalos_v_arhivah_belarusi_chast_ii__4700
© e-history.kz