fbpx

Казахстанская оппозиция в Брюсселе: что будет после Назарбаева

Общественные деятели Казахстана обсуждали в Брюсселе “постназарбаевскую конституцию” и встречались с политиками ЕС. Было ли это мероприятие объединением новой казахстанской оппозиции?

Зал для пленарных заседаний в Европарламенте (Брюссель)

Зал для пле­нар­ных засе­да­ний в Евро­пар­ла­мен­те (Брюс­сель)

В Брюс­се­ле с 8 по 10 апре­ля про­хо­дил форум “Новый Казах­стан”. Его участ­ни­ки — обще­ствен­ные дея­те­ли и оппо­зи­ци­он­ные поли­ти­ки Казах­ста­на, при­е­хав­шие в  евро­пей­скую сто­ли­цу, обсуж­да­ли казах­стан­скую кон­сти­ту­цию, от кото­рой будет зави­сеть судь­ба их стра­ны в буду­щем — в “пост­на­зар­ба­ев­ский” пери­од.

Идет ли в дан­ном слу­чае речь о созда­нии ново­го поли­ти­че­ско­го дви­же­ния, при­чем дви­же­ния оппо­зи­ци­он­но­го, вза­мен преж­не­му, фак­ти­че­ски умер­ше­му к нача­лу 2010-х годов? Ведь в чис­ле зару­беж­ных участ­ни­ков — оппо­нент пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, быв­ший пре­мьер-министр Аке­жан Каже­гель­дин, осуж­ден­ный на родине и живу­щий в Евро­пе в каче­стве поли­ти­че­ско­го бежен­ца. А сре­ди при­е­хав­ших в Брюс­сель из Казах­ста­на — оппо­зи­ци­он­ный поли­тик с боль­шим ста­жем Амир­жан Коса­нов и оппо­зи­ци­он­ный жур­на­лист Ерму­рат Бапи. 

Конституция “постназарбаевского” периода

Нет, об оппо­зи­ции Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву речь не идет. Посколь­ку она — о “пост­на­зар­ба­ев­ском” пери­о­де. “Речь не идет о созда­нии како­го-либо поли­ти­че­ско­го дви­же­ния или объ­еди­не­ния. Мы не гово­рим о борь­бе с нынеш­ним режи­мом. Мы сего­дня гово­рим о том, что в Брюс­се­ле собра­лись лиде­ры обще­ствен­но­го мне­ния, пред­ста­ви­те­ли пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций, поли­ти­ки, дея­те­ли зару­беж­ной оппо­зи­ции, вид­ные жур­на­ли­сты — люди, пони­ма­ю­щие, что в Казах­стане в обо­зри­мом буду­щем в силу воз­рас­та пре­зи­ден­та насту­пит тран­зит­ный пери­од. Эти люди еди­ны во мне­нии, что граж­дан­ско­му обще­ству, для того, что­бы прой­ти этот пери­од без хао­са, нужен инстру­мент. Этот инстру­мент — кон­сти­ту­ция. И мы собра­ли форум для ее обсуж­де­ния”, — под­чер­ки­ва­ет руко­во­ди­тель непра­ви­тель­ствен­ной орга­ни­за­ции “Загран­бю­ро казах­станс­ской оппо­зи­ции” в Дрез­дене Серик Медет­бе­ков.

Серик Медет­бе­ков

По сло­вам собе­сед­ни­ка DW, исход­ным пунк­том “послу­жи­ли десять тези­сов о кон­сти­ту­ции пост­на­зар­ба­ев­ско­го пери­о­да”, сфор­му­ли­ро­ван­ные Аке­жа­ном Каже­гель­ди­ным. “Эти тези­сы мы, в прин­ци­пе, здесь обсуж­да­ем. Загран­бю­ро зани­ма­лось орга­ни­за­ци­он­ной частью, про­ек­та­ми опре­де­лен­ных доку­мен­тов, в част­но­сти, мемо­ран­ду­мом “Про­ект зако­на Казах­ста­на “Пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од”. То есть мы под­го­то­ви­ли в Брюс­се­ле некую пло­щад­ку, широ­ко разо­сла­ли тези­сы, дого­во­ри­лись о встре­чах в Евро­пар­ла­мен­те, а люди из Казах­ста­на выез­жа­ли сюда сами”, — про­дол­жа­ет он.

Это не была некая деле­га­ция, чле­нам кото­рой направ­ля­лись при­гла­ше­ния. Как я пони­маю, каж­дый, кто захо­тел при­е­хать, выез­жал в Брюс­сель, исхо­дя из сво­их лич­ных воз­мож­но­стей. Форум был открыт для всех. И все, кто мог и хотел, при­е­ха­ли в Брюс­сель”, — рас­ска­зы­ва­ет Серик Медет­бе­ков.

Извест­ный казах­стан­ский поли­ти­че­ский обо­зре­ва­тель Петр Сво­ик, отве­чая на вопрос казах­стан­ско­го медиа-ресур­са Zonakz о том, мож­но ли все же гово­рить в дан­ном слу­чае о созда­нии неко­е­го оппо­зи­ци­он­но­го инсти­ту­та, обра­тил вни­ма­ние на то, что люди, собрав­ши­е­ся в Брюс­се­ле, в соста­ве еди­но­го поли­ти­че­ско­го объ­еди­не­ния вряд ли дол­го уси­де­ли бы за одним сто­лом в силу раз­ли­чий во взгля­дах. Одна­ко в рам­ках фору­ма это ока­за­лось воз­мож­ным.

Новые технологии связи и политики

Это мне­ние под­твер­жда­ет в интер­вью DW Амир­жан Коса­нов. “Совре­мен­ные тех­но­ло­гии свя­зи дают широ­кие пер­спек­ти­вы обще­ния по срав­не­нию с тем, что было еще недав­но. То же самое и в поли­ти­ке. Нель­зя в Казах­стане жить по ста­рым зако­нам об обще­ствен­ных объ­еди­не­ни­ях, о поли­ти­че­ских пар­ти­ях, и со ста­ры­ми пред­став­ле­ни­я­ми об оппо­зи­ции. Поэто­му пред­ста­ви­те­ли граж­дан­ско­го обще­ства, при­чем с доста­точ­но широ­кой палит­рой взгля­дов, рань­ше ино­гда даже не сидев­шие за одним сто­лом, собра­лись вви­ду общей оза­бо­чен­но­сти тем, как под­го­то­вить стра­ну к “пост­на­зар­ба­ев­ско­му” пери­о­ду. Граж­дан­ское обще­ство берет на себя ответ­ствен­ность за этот пери­од, и счи­та­ет, что это не есть лишь пре­ро­га­ти­ва вла­сти, оли­гар­хов и близ­ких к тро­ну людей”, — пояс­ня­ет поли­тик.

Амир­жан Коса­нов на акции про­те­ста про­тив нечест­ных выбо­ров в 2012 году

Казах­стан­ский поли­то­лог и обще­ствен­ный дея­тель Айдос Сарым напо­ми­на­ет о пре­це­ден­тах в Цен­траль­ной Азии, когда в тран­зит­ные пери­о­ды кон­сти­ту­ци­он­ные нор­мы не сра­ба­ты­ва­ли — напри­мер, в Турк­ме­нии и в Узбе­ки­стане после смер­ти пер­во­го пре­зи­ден­та пре­ем­ни­ком не ста­но­вил­ся спи­кер пар­ла­мен­та, как то пред­пи­сы­вал Основ­ной закон.

Переучреждение государства”

Экс­перт исхо­дит из того, что “в пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од, ско­рее все­го, будет про­ис­хо­дить пере­учре­жде­ние госу­дар­ства”. Как пра­ви­ло, оно осу­ществ­ля­ет­ся через кон­сти­ту­ци­он­ные рефор­мы. “Поэто­му вопрос, вокруг кото­ро­го мы собра­лись, будет объ­ек­тив­но вос­тре­бо­ван. Потен­ци­ал нынеш­ней кон­сти­ту­ции прак­ти­че­ски исчер­пан. Когда пар­ла­мент соби­ра­ет­ся и за сем­на­дцать минут меня­ет огром­ное коли­че­ство ста­тей кон­сти­ту­ции, когда кон­сти­ту­ци­он­ные нор­мы пря­мо­го дей­ствия — о сво­бо­де собра­ний и про­чее, не рабо­та­ют, зна­чит, основ­ной закон выхо­ло­жен вла­стью. Сле­до­ва­тель­но, пони­ма­ние целе­со­об­раз­но­сти уже сей­час начать дис­кус­сию по это­му вопро­су может объ­еди­нять людей с раз­ны­ми точ­ка­ми зре­ния”, — счи­та­ет участ­ник фору­ма “Новый Казах­стан” в Брюс­се­ле.

Айдос Сарым

По его мне­нию, эту дис­кус­сию надо вести внут­ри стра­ны, хотя из-за того, что за вре­мя неза­ви­си­мо­сти вне Казах­ста­на ока­за­лась целая когор­та людей, кото­рая име­ет некие поли­ти­че­ские свя­зи и пони­ма­ние ситу­а­ции, в каче­стве стар­то­вой была выбра­на брюс­сель­ская пло­щад­ка.

Все участ­ни­ки — а это один­на­дцать чело­век из Казах­ста­на, и пять-шесть чело­век — из диас­по­ры, — име­ют некие инфор­ма­ци­он­ные воз­мож­но­сти. Это и соци­аль­ные сети, и интер­нет-сай­ты, и газе­ты. Вопрос в том, что­бы задать опре­де­лен­ное каче­ство обсуж­де­ния и в хоро­шем смыс­ле повы­сить его гра­дус”, — пояс­ня­ет Айдос Сарым. На вопрос DW о том, кто берет на себя функ­цию моде­ра­то­ра в дис­кус­сии, поли­то­лог отве­ча­ет, что вопрос номи­наль­ных руко­во­ди­те­лей пока не обсуж­да­ет­ся.

Форум без тамады

Речь не идет о боль­шой кон­сер­ва­тив­ной орга­ни­за­ци­он­ной струк­ту­ре. А для хоро­ше­го раз­го­во­ра вовсе не обя­за­тель­но иметь тама­ду. Если будет соблю­де­на опре­де­лен­ная поли­ти­че­ская куль­ту­ра, то пока для нынеш­не­го эта­па это­го вполне доста­точ­но”, — уве­ря­ет Айдос Сарым. При этом, ком­мен­ти­руя тези­сы, пред­ло­жен­ные на обсуж­де­ние Аке­жа­ном Каже­гель­ди­ным, он ука­зы­ва­ет, что при­ня­тие кон­сти­ту­ции тре­бу­ет рефе­рен­ду­ма. Поэто­му о неко­ем лич­ном автор­стве того или ино­го лица тут речь не идет.

Брюс­сель стал местом про­ве­де­ния фору­ма не слу­чай­но. В про­грам­ме участ­ни­ков фору­ма “Новый Казах­стан” — несколь­ко встреч с депу­та­та­ми Евро­пар­ла­мен­та (ЕП). “Это участ­ни­ки инсти­ту­тов ЕП, кото­рые напря­мую зани­ма­ют­ся дела­ми Казах­ста­на, чле­ны деле­га­ции ЕП, кото­рая в мае отпра­вит­ся в Аста­ну, пред­ста­ви­те­ли раз­лич­ных пар­тий в ЕП. Мы уже дого­во­ри­лись о про­ве­де­нии подоб­ных встреч в Кон­грес­се и Госде­пар­та­мен­те США. Мы поня­ли в ходе этих кон­так­тов, что судь­ба Казах­ста­на после тран­зи­та вла­сти бес­по­ко­ит не толь­ко сам Казах­стан, но и внеш­ний мир”, — сооб­щил DW Амир­жан Коса­нов.

Мы пред­став­ля­ем струк­ту­рам ЕП свой про­ект созда­ния и при­ня­тия новой “кон­сти­ту­ции пост­на­зар­ба­ев­ско­го пери­о­да”, кото­рая вер­нет Казах­стан к демо­кра­тии”, — допол­ня­ет кол­ле­гу Серик Медет­бе­ков.

При этом, отве­чая на вопрос DW, обсуж­дал­ся ли этот вопрос в глав­ном кон­суль­та­тив­ном органе ЕС по ана­ли­зу кон­сти­ту­ци­он­ных реформ — Вене­ци­ан­ской комис­сии (Евро­пей­ская комис­сия за демо­кра­тию через пра­во при Сове­те Евро­пы), гла­ва Загран­бю­ро отве­тил, что такое обсуж­де­ние пред­ло­же­но про­ве­сти позд­нее, уже по резуль­та­там рабо­ты над про­ек­том кон­сти­ту­ции и после его широ­ко­го обсуж­де­ния в рес­пуб­ли­ке.

В свою оче­редь Петр Сво­ик в уже упо­мя­ну­том интер­вью Zonakz ука­зал на то, что сей­час и в Евро­со­ю­зе, несмот­ря на низ­кий в целом инте­рес к Цен­траль­ной Азии, долж­но уси­лить­ся жела­ние встре­чать­ся с оппо­зи­ци­ей из Казах­ста­на. При­чи­на это­го — пол­ное отсут­ствие вза­и­мо­по­ни­ма­ния меж­ду Брюс­се­лем и Моск­вой. По сло­вам поли­то­ло­га, сре­ди участ­ни­ков фору­ма “Новый Казах­стан” есть про­тив­ни­ки уча­стия Казах­ста­на в Евразий­ском эко­но­ми­че­ском сою­зе (ЕАЭС). Что, по его мне­нию, сего­дня может выгля­деть плю­сом в гла­зах брюс­сель­ских поли­ти­ков, жела­ю­щих при­влечь казах­стан­скую оппо­зи­цию на свою сто­ро­ну, “пока не позд­но”.

  • Дата 10.04.2018
  • Автор Вита­лий Вол­ков

Ори­ги­нал ста­тьи :  Deutsche Welle