100 лет назад у казахов был шанс восстановить свою государственность

1917 год для казах­ско­го наро­да стал пово­рот­ным момен­том в реа­ли­за­ции сво­ей стра­те­ги­че­ской цели – вос­со­здать свое наци­о­наль­ное госу­дар­ство, но уже в новом фор­ма­те — в виде Наци­о­наль­но-демо­кра­ти­че­ской рес­пуб­ли­ки Алаш. Эли­та Алаш во гла­ве с Али­ханом Букей­ханом при­ло­жила тита­ни­че­ские уси­лия, что­бы не упу­стить этот вели­кий шанс.

В фев­ра­ле-мар­те теку­ще­го года испол­ни­лось 100 лет со дня Фев­раль­ской рево­лю­ции в Рос­сии. В кон­це того же года, 25 октяб­ря 1917 года, в Рос­сии про­изо­шло ещё одно собы­тие – боль­ше­вист­ской пар­ти­ей совер­шён госу­дар­ствен­ный пере­во­рот со свер­же­ни­ем Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства и веро­лом­но захва­че­на выс­шая поли­ти­че­ская власть.

Казахское ханство не было завоевано русской империей, а следовательно Казахия, по условиям соглашения о протекторате, не являлась колонией России ДЕ-ЮРЕ, но стала ею ДЕ-ФАКТО.

Рево­лю­ция в Рос­сии есте­ствен­ным обра­зом кос­ну­лась и Казах­ско­го хан­ства, кото­рое к вслед­ствие исто­ри­че­ских ката­клиз­мов пери­о­да 1730–1847 годов, ока­за­лось рас­тво­ре­но в нед­рах рус­ской импе­рии. Казах­ская эли­та Алаш, вос­пи­тан­ная в эпо­ху коло­ни­аль­ной зави­си­мо­сти от Рос­сии, при­шла к выво­ду, что Казах­ское хан­ство не было заво­е­ва­но рус­ской импе­ри­ей, а сле­до­ва­тель­но Каза­хия, по усло­ви­ям согла­ше­ния о про­тек­то­ра­те, не явля­лась коло­ни­ей Рос­сии де-юре, но ста­ла ею де-факто. Лик­ви­да­ция Рос­си­ей в 1822 и 1824 годах хан­ско­го инсти­ту­та госу­дар­ствен­ной вла­сти в Сред­нем и Млад­шем жузах фак­ти­че­ски уни­что­жи­ла Казах­ское хан­ство как госу­дар­ство. Насаж­де­ние на всей его тер­ри­то­рии сво­ей коло­ни­аль­но-адми­ни­стра­тив­ной систе­мы, по убеж­де­нию лиде­ров Алаш, явля­лось ничем иным, как неза­кон­ным вме­ша­тель­ством Рос­сии во внут­рен­ние дела дру­го­го пусть даже вас­саль­но­го госу­дар­ства и вопи­ю­щим и одно­сто­рон­ним нару­ше­ни­ем Рос­си­ей усло­вий доб­ро­воль­но­го при­ня­тия каза­ха­ми про­тек­то­ра­та. При­ня­тие Рос­си­ей в 1868 году так назы­ва­е­мо­го «поло­же­ния» («Поло­же­ние об управ­ле­нии Семи­ре­чен­ской и Сыр­да­рьин­ской обла­стя­ми» 1867 г., «Вре­мен­ное поло­же­ние об управ­ле­нии в степ­ных обла­стях Орен­бург­ско­го и Запад­но-Сибир­ско­го гене­рал- губер­на­тор­ства» от 1868 г. По рефор­ме 1867–1868 гг. вся тер­ри­то­рия Казах­ско­го хан­ства была раз­де­ле­на на 3 гене­рал- губер­на­тор­ства. – С.А.), гла­ся­щее, что «…зем­ли, зани­ма­е­мыя коче­вья­ми, все при­над­леж­но­сти сихъ земель, а въ томъ чис­ле и леса, при­зна­ют­ся госу­дар­ствен­ною соб­ствен­но­стью»ста­ло как бы фак­ти­че­ским завер­ше­ни­ем коло­ни­за­ции Казах­ско­го хан­ства…

Достижение конечной цели возможно лишь при объединении с прогрессивными силами самой империи, а также вследствие радикального преобразования самой колониальной России в федеративную парламентскую республику.

Неуда­чи мно­го­чис­лен­ных вос­ста­ний про­тив коло­ни­аль­ной поли­ти­ки Рос­сии выну­ди­ли новую казах­скую эли­ту избрать не воору­жён­ный, нена­силь­ствен­ный, поли­ти­че­ский путь борь­бы за осво­бож­де­ние от коло­ни­аль­но­го ига и вос­ста­нов­ле­ние наци­о­наль­ной госу­дар­ствен­но­сти. Эли­та Алаш ясно осо­зна­ва­ла, что дости­же­ние конеч­ной цели воз­мож­но лишь при объ­еди­не­нии с про­грес­сив­ны­ми сила­ми самой импе­рии, а так­же вслед­ствие ради­каль­но­го пре­об­ра­зо­ва­ния самой коло­ни­аль­ной Рос­сии в феде­ра­тив­ную пар­ла­мент­скую рес­пуб­ли­ку.

Западническое направление видит будущее казахской степи в сознательном претворении западной культуры – в самом широком смысле этого слова.

Совер­шен­но оче­вид­но, что лиде­ры «Алаш» шли к постав­лен­ной цели уве­рен­но и после­до­ва­тель­но и подо­шли к фев­ра­лю 1917 года уже под­го­тов­лен­ны­ми. Если в извест­ной «Кар­ка­ра­лин­ской пети­ции» от июля 1905 года были отра­же­ны основ­ные цели и зада­чи осво­бо­ди­тель­ной борь­бы, то, судя по исто­ри­ко-спра­воч­но­му очер­ку «Каза­хи» (ориг. «Кир­ги­зы»), издан­но­му А.Н. Букей­ха­ном в 1910 году в С.-Петербурге, автор чёт­ко ука­зал гра­ни­цы буду­ще­го казах­ско-кир­гиз­ско­го наци­о­наль­но­го госу­дар­ства, кото­рое долж­но состо­ять из 9 обла­стей, 1 губер­нии (Аст­ра­хан­ской. – С.А.) и ряда воло­стей Алтай­ско­го края, в кото­рых чис­лен­ность корен­но­го наро­да все ещё при­об­ла­да­ла над пере­се­лен­ца­ми – каза­ка­ми и без­зе­мель­ны­ми кре­стья­на­ми. «Запад­ни­че­ское направ­ле­ние, — утвер­ждал автор насто­я­ще­го очер­ка, — видит буду­щее казах­ской сте­пи в созна­тель­ном пре­тво­ре­нии запад­ной куль­ту­ры – в самом широ­ком смыс­ле это­го сло­ва».

Во всехъ 10 областяхъ, взятыхъ вместе, казахи, кыргызы, кыпчаки составляютъ 51% всего населенія….

«Начи­ная съ XIII века, со вре­ме­ни Чин­гис­ха­на, — гово­рит­ся далее в очер­ке «Каза­хи», — кир­ги­зы (каза­хи) и кара­кир­ги­зы (так назы­ва­ли совре­мен­ных кыр­гыз вплоть до 1925 года. – С.А.) живутъ въ Сред­ней Азіи, зани­мая глав­нымъ обра­зомъ обшир­ную рав­ни­ну, окайм­лен­ную съ севе­ра съ рекою Джайкъ (Урал и Яйк), съ запа­да – Аму-Дарьей (Окс), съ восто­ка – Ирты­сомъ (Иртышъ) и съ юга гор­ны­ми хреб­та­ми. Кро­ме того, они засе­ля­ютъ так­же и Аст­ра­хан­скую губер­нию… Во всехъ 10 обла­стяхъ, взя­тыхъ вме­сте, кир­ги­зы, кара­кир­ги­зы, кып­ча­ки состав­ля­ютъ 51% все­го насе­ленія…».

В Казахском государстве власть должна состоять из законодательной, исполнительной и судебной. То, что они не подчиняются друг другу, и является гарантом недопущения беззакония.

При­мер­но в эти годы был готов и про­ект кон­сти­ту­ции буду­ще­го наци­о­наль­но­го госу­дар­ства, тай­но раз­ра­бо­тан­ный в 1910–1911 годах Бар­лы­бе­ком Сырт­та­ну­лы (Сыр­та­нов) под рабо­чим назва­ни­ем «Устав Казах­ско­го госу­дар­ства», кото­рую пред­по­ла­га­лось при­нять в наци­о­наль­ном мажи­ли­се). По замыс­лу авто­ров, Казах­ское госу­дар­ства по кон­сти­ту­ции (уста­ву) явит­ся под­лин­но демо­кра­ти­че­ской, пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­кой с пре­зи­дент­ской фор­мой прав­ле­ния. «В Казах­ском госу­дар­стве, — отме­ча­лось в этом Уста­ве, — власть долж­на состо­ять из зако­но­да­тель­ной, испол­ни­тель­ной и судеб­ной. То, что они не под­чи­ня­ют­ся друг дру­гу, и явля­ет­ся гаран­том недо­пу­ще­ния без­за­ко­ния».

И, нако­нец, имен­но в дни Фев­раль­ской рево­лю­ции в Пет­ро­гра­де, на бере­гу реки Иртыш в дале­ком Казах­ском степ­ном крае неболь­шой насе­лен­ный пункт под назва­ни­ем Зареч­ная Сло­бод­ка (ныне рай­он «Жаңа Семей» горо­да Семей. – С.А.), засе­лен­ный в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве каза­ха­ми — интел­ли­ген­ци­ей, куп­ца­ми-бая­ми, джа­та­ка­ми и уча­щей­ся моло­де­жью, гото­вил­ся к выпол­не­нию функ­ций сто­ли­цы наци­о­наль­но­го госу­дар­ства. В мае 1917 года дан­ный посе­лок был пере­име­но­ван в город… Алаш!

Исто­рии воз­ник­но­ве­ния горо­да Алаш как пер­вой сто­ли­цы совре­мен­но­го Казах­ста­на будет посвя­щён отдель­ный мате­ри­ал.

Нако­нец, гря­ну­ла Фев­раль­ская рево­лю­ция. Но лидер эли­ты Алаш Али­хан Букей­хан дол­го­ждан­ную рево­лю­цию встре­тил… в при­фрон­то­вой зоне, в тылу Пер­вой миро­вой вой­ны – под Мин­ском (!). Рядом с ним были сорат­ни­ки Мир­жа­кып Дулат (Мир-Якуб Дула­тов), Мыр­за­га­зы Есбо­лу­лы (Испу­лов), а так­же интел­ли­ген­ция Алаш новой вол­ны в лице Сул­тан­бе­ка Кожа­ну­лы (Ход­жа­нов), Назир Торе­ку­лу­лы (Тюря­ку­лов), Ауба­кир Алди­я­ру­лы и мн. др. Они нахо­ди­лись там с нояб­ря 1916 года после ука­за рус­ско­го царя Нико­лая ІІ от 25 июня 1916 года о рек­ви­зи­ции «ино­род­цев» Степ­но­го и Тур­ке­стан­ско­го кра­ев «для работ по устрой­ству обо­ро­ни­тель­ных соору­же­ний и воен­ных сооб­ще­ний в рай­оне дей­ству­ю­щей армии».

Алихан и его соратники предприняли попытку ввести для казахов воинской повинности. Их целью была отмена запрета на формирование из казахов кавалерийских полков с самостоятельным войсковым управлением.

Как извест­но, 28 июля 1914 года нача­лась І Миро­вая вой­ны. Али­хан Букей­хан и его еди­но­мыш­лен­ни­ки под­дер­жа­ли вступ­ле­ние Рос­сии в эту вой­ну. Лидер каза­хов пытал­ся исполь­зо­вать эту вой­ну в инте­ре­сах сво­е­го наро­да (!). Начи­ная с 1915 года, когда Рос­сия потер­пе­ла ряд сокру­ши­тель­ных пора­же­ний, Али­хан и его сорат­ни­ки в лице Ахме­та Бай­тур­сы­ну­лы, Мир­жа­кы­па Дула­та, Жакы­па Акбай­у­лы и дру­гих, пред­при­ня­ли оче­ред­ную отча­я­ную попыт­ку добить­ся отме­ны зако­на от 1834 года с после­ду­ю­щим вве­де­ни­ем для каза­хов воин­ской повин­но­сти. Их целью была отме­на запре­та на фор­ми­ро­ва­ние из каза­хов кава­ле­рий­ских пол­ков со сво­им сна­ря­же­ни­ем, бое­вым ору­жи­ем и самое важ­ное — с само­сто­я­тель­ным вой­ско­вым управ­ле­ни­ем. Каза­лось, насту­пил самый под­хо­дя­щий момент: на 3-й год вой­ны Рос­сия нес­ла тяже­лые люд­ские и эко­но­ми­че­ские поте­ри.

«Киргизы – потомки Чингисхана и Тамерлана и что с ними нужно поэтому поступать так, как поступали с краснокожими в Америке».

Одна­ко рус­ский царь Нико­лай ІІ 25 июня 1916 года под­пи­сал указ не о фор­ми­ро­ва­нии из каза­хов само­управ­ля­е­мых кава­ле­рий­ских войск, для чего име­лись все пред­по­сыл­ки. На стра­ни­цах пет­ро­град­ской прес­сы рус­ский гене­ра­ли­тет в 1916 году при­зна­вал, что каза­хи в состо­я­нии еди­но­вре­мен­но выста­вить бое­спо­соб­ную кава­ле­рий­скую армию из по край­ней мере 400 тысяч сабель. Оче­вид­но, страх от воз­мож­но­го воз­рож­де­ния «кир­гиз­ских орд», состав­ляв­ших удар­ную мощь войск Чин­гис хана и Тамер­ла­на, был еще велик, еще све­жа была память о вос­ста­нии хана Кене­са­ры, ока­зав­шем­ся непо­бе­ди­мым перед рус­ским ору­жи­ем. В доку­мен­тах пере­се­лен­че­ской комис­сии Госу­дар­ствен­ной думы откро­вен­но утвер­жда­лось, что «кир­ги­зы – потом­ки Чин­гис­ха­на и Тамер­ла­на и что с ними нуж­но поэто­му посту­пать так, как посту­па­ли с крас­но­ко­жи­ми в Аме­ри­ке» (газ. «Това­рищ», 06.12.1907 г., № 422.) И в ука­зе царя Нико­лая ІІ от 25 июня 1916 года  речь шла о «рек­ви­зи­ции» ино­род­цев, как более покор­ной и дешё­вой рабо­чей силы. Пред­по­ла­га­лась рек­ви­зи­ция из Тур­ке­ста­на и Степ­но­го края более 500 тысяч чело­век в воз­расте от 19 до 43 лет.

Мы предлагаем выбрать меньшее зло – подчиниться указу и отпустить джигитов на отбывание трудовой повинности.

Дан­ный указ стал неожи­дан­ным даже для депу­та­тов Госу­дар­ствен­ной думы, не гово­ря о казах­ском наро­де и его эли­те Алаш во гла­ве с Али­ха­ном. В Тур­ке­стан­ском и Степ­ном кра­ях вспых­ну­ло сти­хий­ное вос­ста­ние. Лиде­ры дви­же­ния «Алаш» высту­пи­ли про­тив вос­ста­ния, но не в уго­ду ука­зу или коло­ни­аль­ной поли­ти­ке царя, как это утвер­жда­ла совет­ская исто­рио­гра­фия, а с един­ствен­ной целью защи­ты сво­е­го наро­да от ещё боль­ших бед­ствий, кото­рые неми­ну­е­мо обру­ши­лись бы на и без того обез­до­лен­ный народ. Ярким сви­де­тель­ством под­лин­но­го отно­ше­ния эли­ты Алаш к род­но­му наро­ду явля­ет­ся её воз­зва­ние, опуб­ли­ко­ван­ное на стра­ни­цах газе­ты «Қазақ» («Qazaq») под заго­лов­ком «Алаш аза­мат­та­ры­на!» («Граж­да­нам Алаш!»):

Участ­ву­ю­щее в этой войне боль­шин­ство наро­дов мира уже тре­тий год про­ли­ва­ет свою кровь, несёт неис­чис­ли­мые поте­ри. Вам извест­но, что в эпи­цен­тре этой вой­ны нахо­дит­ся Рос­сия, коло­ни­ей кото­рой мы явля­ем­ся. В Рос­сии каж­дая семья тех наро­дов, кото­рые несут воин­скую повин­ность, уже поте­ря­ла на фрон­тах един­ствен­но­го или люби­мо­го сына, а их хозяй­ство оста­лось без при­смот­ра, горе постиг­ло их жён, детей, ста­ри­ков и ста­ру­шек. Одна­ко мысль о том, что если вой­на будет про­иг­ра­на, то их постиг­нет ещё боль­шая беда, застав­ля­ет их даль­ше защи­щать роди­ну. За эти два года наш народ жерт­во­вал лишь сво­им ско­том, не неся люд­ских потерь. Появил­ся указ, при­зы­ва­ю­щий и нас к защи­те оте­че­ства. Никто не желал этой вой­ны, не стре­ми­лись к вой­ны и мы. Но когда наши сооте­че­ствен­ни­ки — рус­ские, тата­ры и дру­гие брат­ские наро­ды — вме­сте горят в огне вой­ны, умест­но ли нам оста­вать­ся в сто­роне? Дума­ем, что тяже­лый час испы­та­ний выпал на долю всех наро­дов Рос­сии. Поэто­му мы при­зы­ва­ем народ под­чи­нить­ся ука­зу, о чём мы неустан­но твер­дим. Какая судь­ба нас ждет в слу­чае, если мы не под­чи­ним­ся ука­зу? Что же будет, если мы отпу­стим сво­их род­ных на тыло­вые рабо­ты?

Если мы под­чи­ним­ся воле госу­дар­ства, то да, хозяй­ство оста­нет­ся без при­смот­ра, может погиб­нуть и джи­гит, при­зван­ный в тыл фрон­та, но не на войне, а от болез­ни или несчаст­но­го слу­чая. Но глав­ное, мы сохра­ним свое един­ство.

Одна­ко вот какие бед­ствия нас ждут в слу­чае, если мы отка­жем госу­дар­ству в помо­щи в этой войне: пра­ви­тель­ство при­ме­нит силу, при­чём на осно­ве зако­на воен­но­го вре­ме­ни. Дока­за­тельств тому доста­точ­но. Напри­мер, в Тур­гай­ской и Ураль­ской обла­стях все, кто отка­зал­ся от моби­ли­за­ции, были под­верг­ну­ты телес­ным нака­за­ни­ям, аре­стам, осуж­де­ны. В Акмо­лин­ской, Семи­ре­чен­ской обла­стях, где насе­ле­ние актив­но выра­жа­ло недо­воль­ство ука­зом, джи­ги­ты были насиль­ствен­но моби­ли­зо­ва­ны на тыло­вые рабо­ты при помо­щи каза­чьих отря­дов.

В тех реги­о­нах, где было ока­за­но воору­жен­ное сопро­тив­ле­ние, было вве­де­но воен­ное поло­же­ние, как, напри­мер, в Тур­ке­стан­ском крае. При воен­ном поло­же­нии суро­вые кара­тель­ные меры неза­мед­ли­тель­ны и после­ду­ют при малей­шем непо­ви­но­ве­нии вла­стям. При этом под кара­тель­ные меры попа­да­ет весь народ от ста­ра до мала, хозяй­ство будет раз­ру­ше­но до осно­ва­ния.

Это и есть те два зла, о кото­рых мы гово­рим, из кото­рых нам нуж­но выбрать мень­шее. Пер­вое из них – отпу­стить джи­ги­тов на тыло­вые рабо­ты, нести убыт­ки в сво­ем быту и хозяй­стве, дру­гое – высту­пить про­тив моби­ли­за­ции, тем самым навлечь на весь народ неис­чис­ли­мые бед­ствия. Нуж­но выби­рать одно из двух. Мы же пред­ла­га­ем выбрать мень­шее зло – пер­вое. Это под­чи­нить­ся ука­зу и отпу­стить джи­ги­тов на отбы­ва­ние тру­до­вой повин­но­сти.

Что же нуж­но делать, под­чи­ня­ясь ука­зу? Преж­де все­го необ­хо­ди­мо на местах соста­вить спра­вед­ли­вый спи­сок моби­ли­зу­е­мых, не раз­де­ляя насе­ле­ние на бед­ных или бога­тых, род­ствен­ни­ков или чужих. К каким послед­стви­ям может при­ве­сти фаль­си­фи­ка­ция спис­ков, что наблю­да­лось повсе­мест­но, луч­ше все­го пока­за­ли кро­ва­вые собы­тия на тех же мест­но­стях. Не думай­те отку­пить­ся от моби­ли­за­ции.

Вто­рое — необ­хо­ди­мо тре­бо­вать у пра­ви­тель­ства льго­ты, предъ­явив для это­го серьёз­ные аргу­мен­ты, фак­ты и дока­за­тель­ства. Для это­го нет необ­хо­ди­мо­сти «штур­мо­вать» каби­не­ты в Пет­ро­гра­де. Там слож­но быть услы­шан­ным.

Нако­нец нам дали отсроч­ку. До 15 сен­тяб­ря нико­го от каза­хов не будут моби­ли­зо­вать. Теперь люди долж­ны вер­нуть­ся к сво­им оча­гам, хозяй­ствам, успеть собрать уро­жай, ско­сить паш­ню. Это не дело — ски­тать­ся по сте­пи в бегах.

Всё име­ет свое нача­ло и конец, закон­чит­ся и вой­на. Тогда каж­дый полу­чит по заслу­гам, адек­ват­но сво­е­му вкла­ду в общую побе­ду. Кто ниче­го не посе­ял, тот ниче­го и не пожнёт. Если мы дей­стви­тель­но хотим рав­но­пра­вия, то мы долж­ны поду­мать об этом сей­час. В этом мире всё име­ет свою цену.

«Явился наш хан! Наш хан явился!»

Кро­ме того, казах­ская эли­та Алаш немед­лен­но отпра­ви­лась в реги­о­ны для широ­кой разъ­яс­ни­тель­ной и аги­та­ци­он­ной рабо­ты сре­ди про­сто­го насе­ле­ния. Сам лидер Алаш выбрал самые «горя­чую» и свое­нрав­ную из них – При­ка­спий­скую область (ныне Аты­ра­ус­кая, Ураль­ская, Запад­но-Казах­стан­ская и Манг­ста­ус­кая обла­сти). Как поз­же писал в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях Сма­хан торе, вожди рода Адай встре­ти­ли Али­ха­на вос­тор­жен­но, с белым зна­ме­нем и воз­гла­са­ми «Явил­ся наш хан! Наш хан явил­ся!» В ответ лидер Алаш потре­бо­вал пре­кра­тить бунт.

Фактически безоружное восстание против современных регулярных войск воюющей империи, да ещё несущей тяжелые потери на фронтах І-й мировой войны, не просто опасно, а смертельно для народа.

Его аргу­мен­ты были убе­ди­тель­ны­ми. Во-пер­вых, фак­ти­че­ски без­оруж­ное вос­ста­ние про­тив совре­мен­ных регу­ляр­ных войск вою­ю­щей импе­рии, да ещё несу­щей тяже­лые поте­ри на фрон­тах І-й миро­вой вой­ны, не про­сто опас­но, а смер­тель­но для наро­да. Во-вто­рых, каза­хов при­зы­ва­ют не на вой­ну, а на тыло­вые рабо­ты. И в-тре­тьих, моло­дёжь уви­дит совер­шен­но иной мир, дру­гой уро­вень жиз­ни и хозяй­ства, совре­мен­ные виды ору­жия и усло­вия вой­ны. Этот опыт каза­хам может при­го­дить­ся в самое бли­жай­шее вре­мя (!), разъ­яс­нил сво­им сопле­мен­ни­кам лидер Алаш. И убе­дил гор­дых, воин­ствен­ных и свое­нрав­ных адай­цев под­чи­нить­ся ука­зу рус­ско­го царя и отпу­стить джи­ги­тов от 19 до 35 года на фронт, пообе­щав им быть с ними.

Вы – цветы и надежда своего народа! Находясь в Европе, не опозорьте казахов!

Али­хан сдер­жал свое сло­во и отпра­вил­ся вслед за джи­ги­та­ми на Запад­ный фронт в кон­це 1916 года. Там Али­хан вме­сте с груп­пой сорат­ни­ков и казах­ской сту­ден­че­ской моло­дё­жи объ­ез­жал инже­нер­ные вой­ска и дру­жи­ны, где слу­жи­ли его моло­дые соро­ди­чи. Подроб­но озна­ко­мив­шись с усло­ви­я­ми служ­бы и быта, он убеж­дал их:

Это Евро­пей­ская вой­на, не имев­шая ана­ло­гов в исто­рии чело­ве­че­ства… Не лени­тесь, не избе­гай­те тяже­лых работ, не трусь­те. Пока­жи­те себя насто­я­щи­ми джи­ги­та­ми.

Вы сей­час еди­те кони­ну, но она ско­ро закон­чит­ся, как и белый хлеб. Поэто­му пора вам научить­ся есть варё­ную или солё­ную рыбу и сушё­ное мясо, чер­ный хлеб, кашу из греч­ки и про­са, а так­же капу­сту, кото­рая спа­сёт вас от цин­ги.

Не соби­рай­тесь все в одном вме­сте, ина­че погиб­не­те от одной бом­бы. При отступ­ле­нии дей­ствуй­те стро­го по при­ка­зу, ина­че гро­зит вер­ная гибель.

Не играй­те в кар­ты, за это преду­смот­ре­но жесто­кое нака­за­ние. Не кон­флик­туй­те с сол­да­та­ми: здесь закон не зна­ет поща­ды. Если же потер­пе­ли вы, тогда обра­щай­тесь к руко­во­ди­те­лю или офи­це­ру Зем­го­ра.

Вы ещё моло­ды. Мой вам совет: ни в коем слу­чае не при­бли­жай­тесь к жен­щи­нам лёг­ко­го пове­де­ния. Что­бы избе­жать это­го соблаз­на, есть один путь: рабо­тать до послед­ней силы.

Если же не удер­жа­лись, знай­те: зара­зив­шись извест­ной инфек­ци­ей (сифи­лис), спер­ва постра­да­е­те сами, а потом вер­нё­тесь в степь, где мало вра­чей, рас­про­стра­ни­те эту зара­зу на всех род­ных. Поду­май­те об этом. Вы – цве­ты и надеж­да сво­е­го наро­да!

Запом­ни­те! Здесь даже не думай­те решить какую-то про­бле­му, по при­выч­ке, дав взят­ку. Это Евро­па, до сте­пей дале­ко. Нахо­дясь в Евро­пе, не опо­зорь­те сво­их каза­хов!

Газета «Қазақ» по сути выполняла функции неформального национального парламента и теневого правительства. И справлялась с ними блестяще.

Служ­ба каза­хов в тылу Запад­но­го фрон­та была небез­опас­ной, в чём мож­но убе­дить­ся из вос­по­ми­на­ний Тамим­да­ра Сафи­улы (Сафи­ев), слу­жив­ше­го инструк­то­ром коми­те­та Зем­го­ра в 7-й дру­жине, кото­рую посе­щал Али­хан вме­сте с сотруд­ни­ка­ми Ино­род­че­ско­го отде­ла. «В самый раз­гар вой­ны, — утвер­жда­ет Тамим­дар Сафи­улы, — нем­цы вплот­ную подо­шли к стан­ции Моло­дёж­ной, отку­да затем вынуж­де­ны были немно­го отсту­пить. Дое­хав до этой стан­ции, мы вышли на вок­за­ле и заста­ли раз­ру­шен­ную стан­цию. В 7–8 кило­мет­рах от стан­ции Моло­дёж­ной рабо­чие 7-й дру­жи­ны Зем­го­ра копа­ли око­пы. Ока­за­лось, что в 7-й дру­жине слу­жит тыся­ча казах­ских рабо­чих. Нашей конеч­ной целью как раз была 7-я дру­жи­на с каза­ха­ми… Мы пошли пеш­ком по густой лес­ной чаще. В пути над нами про­ле­те­ли два немец­ких аэро­пла­на, кото­рые сбро­си­ли две бом­бы. Непо­да­лё­ку от нас взры­вы бомб под­ня­ли огром­ную клу­бу дыма и гли­ны. Меня охва­тил ужас, ста­ло тря­сти. Мой спут­ник начал успо­ка­и­вать меня, гово­ря: «Не бой­ся, у нас часто так быва­ет». Так я при­мер­но в 15-х чис­лах нояб­ря 1916 года добрал­ся до рабо­чей пар­тии каза­хов 7-й дру­жи­ны».

Сле­ду­ет под­черк­нуть, что газе­та «Қазақ», кото­рую изда­ва­ла Алаш во гла­ве с Али­ха­ном Букей­ха­ном в 1916–1918 годах, по сути выпол­ня­ла функ­ции нефор­маль­но­го наци­о­наль­но­го пар­ла­мен­та и тене­во­го пра­ви­тель­ства. И справ­ля­лась с ними бле­стя­ще.

В конце октября 1916 года первые эшелоны с казахами последовали на Западный фронт.

Али­хан акцен­ти­ро­вал всё свое вни­ма­ние на том, что­бы пере­ве­сти всех каза­хов, моби­ли­зо­ван­ных (или, соглас­но ука­зу коло­ни­аль­ной вла­сти, «рик­ви­зи­ро­ван­ных» слов­но скот. – С.А.) на тыло­вую повин­ность, под ответ­ствен­ность Зем­го­ра. Задол­го до это­го он, через газе­ту «Қазақ», при­звал казах­скую сту­ден­че­скую моло­дёжь на служ­бу в коми­те­тах Зем­го­ра в каче­стве вра­чей, фельд­ше­ров, сани­та­ров, инструк­то­ров, пере­вод­чи­ков и мулл. А в кон­це октяб­ря 1916 года пер­вые эше­ло­ны с каза­ха­ми после­до­ва­ли на Запад­ный фронт через Пет­ро­град. Их на вок­за­ле встре­ча­ли Али­хан Букей­хан, Муста­фа Шокай (Чука­ев), Салим­ге­рей Жан­то­ре (Салим-Гирей Джан­тю­рин) и казах­ские сту­ден­ты из вузов Пет­ро­гра­да, Моск­вы, Кие­ва, Каза­ни. Ими тут же состав­лял­ся поимён­ный спи­сок моби­ли­зо­ван­ных с ука­за­ни­ем их конеч­ных адре­сов на Запад­ном фрон­те, что­бы сооб­щить все све­де­ния о них их род­ным через газе­ту «Қазақ» и отправ­ля­ли в сопро­вож­де­ние моби­ли­зо­ван­ным пере­вод­чи­ков, инструк­то­ров, вра­чей и др.

5 фев­ра­ля 1917 года в редак­цию газе­ты «Қазақ» посту­пи­ла оче­ред­ная теле­грам­ма: «Минск, 5 фев­ра­ля. Откры­ли Ино­род­че­ский отдел Зем­гор­со­ю­за. Али­хан. Адрес Али­ха­на: г. Минск. Гости­ни­ца Льежъ (уни­что­же­на бом­бой в 1941 году. – С.А.). Али­ха­ну Букей­ха­ну».

Открыв и воз­гла­вив Ино­род­че­ский отдел коми­те­та Зем­го­ра на Запад­ном фрон­те, Али­хан теперь стал ответ­ствен­ным не толь­ко за казах­ских джи­ги­тов, но и за всех дру­гих «ино­род­цев» — кир­ги­зов, узбе­ков, сар­тов (таджи­ков) и дру­гих.

Букейхан прочитав газету как бы в шутку заметил: Все мои товарищи стали министрами. Что же я делаю здесь?!

Нахо­дясь в при­фрон­то­вой зоне, Али­хан при­сталь­но сле­дил за раз­ви­ти­ем внут­ри­по­ли­ти­че­ской ситу­а­ции в Рос­сии в целом и в Пет­ро­гра­де — в част­но­сти. Выше­упо­мя­ну­тый Тамим­дар Сафи­улы, в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях «1916 жыл оқиға­сы» (дослов­но «Собы­тия 1916 года». — С.А.), опи­сы­вал один любо­пыт­ный эпи­зод, оче­вид­цем кото­ро­го стал бук­валь­но вслед за Фев­раль­ской рево­лю­ци­ей: «До 6 мар­та я был в Мин­ске. Загля­нул в Ино­род­че­ский отдел, воз­глав­ля­е­мый Али­ха­ном Букей­ха­ном. Там уви­дел Али­ха­на, Мир­жа­кы­па, Кен­жи­на (Асфанди­я­ра), Есбо­лу­лы (Мыр­за­га­зы) и дру­гих… Букей­хан в руках дер­жал газе­ту «Рус­ское сло­во». Про­чи­тав её, он, улы­ба­ясь и как бы в шут­ку, заме­тил: Милю­ков, Шин­га­рёв, Родзян­ко – все они мои това­ри­щи. Все ста­ли мини­стра­ми. Что же я делаю здесь?!»

Лидер Алаш, нахо­дясь в при­фрон­то­вой зоне и часто разъ­ез­жая по тылу меж­ду Мин­ском и Кие­вом, полу­чал досто­вер­ную инфор­ма­цию не толь­ко из еже­днев­ных газет и теле­грамм, имея парал­лель­но несколь­ко пер­во­ис­точ­ни­ков в Пет­ро­гра­де. Это сорат­ни­ки по ЦК Кон­сти­ту­ци­он­но-демо­кра­ти­че­ской пар­тии, «бра­тья масо­ны» из Вер­хов­но­го Сове­та ложи «Вели­кий Восток наро­дов Рос­сии» (ВВНР), ложи «Розы» в Госу­дар­ствен­ной Думе IV-созы­ва и, нако­нец, от сво­е­го уче­ни­ка и вер­но­го сорат­ни­ка, не по годам зре­ло­го поли­ти­ка-госу­дар­ствен­ни­ка Муста­фы Шокая (ему в декаб­ре 1916 года испол­ни­лось 26 лет), слу­жив­ше­го в 1916–1917 годах вто­рым пред­ста­ви­те­лем каза­хов в Бюро мусуль­ман­ской фрак­ции IV-й Гос­ду­мы (пер­вым был сам. – С.А.) по его пред­ло­же­нию.

Лиде­ру каза­хов не при­шлось дол­го ждать. Чуть ли не на сле­ду­ю­щий день он полу­чил от мини­стра юсти­ции Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства Алек­сандра Керен­ско­го теле­грам­му, в кото­рой он пред­ла­гал ему сроч­но при­быть в Пет­ро­град. Но Али­хан не спе­шил в сто­ли­цу. Во-пер­вых, он ждал Муста­фу из Пет­ро­гра­да, кото­ро­го он по теле­гра­фу сроч­но вызвал в Минск, наме­тив его на своё место заве­ду­ю­ще­го Ино­род­че­ским отде­лом. Но Муста­фа не смог при­быть из-за вре­мен­но пре­рван­но­го из-за немец­ких бом­бе­жек желез­но­до­рож­но­го сооб­ще­ния, о чём поз­же писал в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях. Во-вто­рых, необ­хо­ди­мо было свое­вре­мен­но опо­ве­стить сво­их сорат­ни­ков на родине. Так, 15 мар­та Али­хан из Мин­ска отбил теле­грам­му сво­им еди­но­мыш­лен­ни­кам во все кон­цы Степ­но­го и Тур­ке­стан­ско­го кра­ёв, по 25 адре­сам, начи­ная от Кызы­л­жа­ра (Пет­ро­пав­лов­ска), Омска, Семи­па­ла­тин­ска до Таш­кен­та, от Ураль­ска, Акмо­лы до Перов­ска (Ақме­шіт, ныне Кызы­лор­да), Ско­бе­ле­ва (ныне Фер­га­на) и Кокан­да, в кото­рой опо­ве­стил свой народ о свер­же­нии нена­вист­но­го царя и наступ­ле­нии дол­го­ждан­ной сво­бо­ды:

Для всех в Рос­сии насту­пил день брат­ства, равен­ства и сво­бо­ды! Для под­держ­ки новой вла­сти каза­хам необ­хо­ди­мо орга­ни­зо­вать­ся. Для успеш­ной дея­тель­но­сти ново­го пра­ви­тель­ства важ­но еди­не­ние всех наро­дов.

К выбо­рам Учре­ди­тель­но­го собра­ния каза­хам нуж­но объ­еди­нить­ся. Необ­хо­ди­мо выдви­гать на выбо­ры достой­ных граж­дан. Впредь необ­хо­ди­мо оста­вить все раз­но­гла­сия, раз­до­ры, меж­пар­тий­ные рас­при. Всё, к чему нуж­но стре­мить­ся – это един­ство и спра­вед­ли­вость!

Необ­хо­ди­мо сно­ва под­нять вопрос о зем­ле и все­рьез взять­ся за реше­ние это­го пер­во­сте­пен­ней­ше­го вопро­са! Госу­дар­ствен­ной строй [в Рос­сии], кото­рый отве­ча­ет нашим инте­ре­сам – это «ФЕДЕРАТИВНАЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА» (!). Толь­ко такой строй поз­во­лит нам отсто­ять наши зем­ли и сохра­нить наш тра­ди­ци­он­ный образ жиз­ни.

НЕ БОЙТЕСЬ НИКОГО, КРОМЕ БОГА! Дей­ствуй­те по зако­ну, под­дер­жи­те Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство, помо­гай­те нашим бра­тьям, рабо­та­ю­щим на фрон­те! Сле­ди­те за настро­е­ни­ем наро­да!

Али­хан, Мир­жа­кып, Сул­тан­бек, Назир, Тамим­дар и др.

Запад­ный фронт, Минск, 15 мар­та 1917 года.

По при­бы­тии в Пет­ро­град, Али­хан, Мир­жа­кып и Муста­фа через «Қазақ» обра­ти­лись к граж­да­нам Алаш с оче­ред­ным воз­зва­ни­ем.

Доро­гие граж­дане Алаш! Зажглась заря сво­бо­ды. Бла­го­да­ря Богу осу­ще­стви­лась наша меч­та. Толь­ко вче­ра мы были раба­ми, сего­дня мы полу­чи­ли рав­но­пра­вие. Нена­вист­ная власть, под­вер­гав­шая все наро­ды уни­же­нию и раб­ству на про­тя­же­нии веков, попа­ла в свою же яму и кану­ла в Лету. Доро­гие граж­дане Алаш! Кто добил­ся этой сво­бо­ды, кому мы обя­за­ны сво­им рав­но­пра­ви­ем? Давай­те поду­ма­ем об этом! Это лиде­ры рус­ско­го наро­да, с чисты­ми помыс­ла­ми и горя­чим серд­цем, доби­лись это­го равен­ства, а так­же рус­ские рабо­чие и сол­да­ты. Они доби­лись сво­бо­ды сво­ей само­от­вер­жен­ной борь­бой, сво­ей кро­вью. Чем мы можем отпла­тить им за этот подвиг?

Наши казах­ские джи­ги­ты на тыло­вую повин­ность были моби­ли­зо­ва­ны насиль­ствен­но. Но если наши джи­ги­ты будут даль­ше слу­жить не жалея сво­их сил при сво­бо­де и равен­стве, насту­пив­ших бла­го­да­ря геро­из­му лиде­ров рус­ско­го наро­да и рус­ских сол­дат, мы, воз­мож­но, и не отпла­тим свой долг спол­на, то по край­ней мере не будем крас­неть перед рус­ским наро­дом. Пусть это будет нашим вкла­дом в борь­бу за сво­бо­ду и равен­ство. Об этом долж­ны поду­мать и джи­ги­ты, и весь народ!

Нам так­же сле­ду­ет объ­еди­нить­ся и под­дер­жать новую власть во всех её начи­на­ни­ях. В бли­жай­шее вре­мя состо­ит­ся выбор­ная кам­па­нию в Учре­ди­тель­ное собра­ние, в кото­рую мы с вами долж­ны идти как еди­ное целое, что­бы иметь воз­мож­ность бороть­ся ЗА СВОЁ МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ!

20 мар­та Али­хан отпра­вил теле­грам­му в редак­цию газе­ты «Қазақ» о том, что «в этот день назна­чен комис­са­ром Все­рос­сий­ско­го Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства в Тур­гай­ской обла­сти».

Власть никогда не была самоцелью для Букейхана. Часто он предпочитал оставаться в тени, владея при этом ситуацией и давая шанс реализоваться и обнаружить свою суть каждому.

Оче­вид­но, пост област­но­го комис­са­ра был не един­ствен­ной высо­кой долж­но­стью, пред­ло­жен­ной казах­ско­му наци­о­наль­но­му лиде­ру. Тем более каде­ты, став­шие после Фев­раль­ской рево­лю­ции пра­вя­щей пар­ти­ей, игра­ли клю­че­вую роль в фор­ми­ро­ва­нии соста­ва Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства и его поли­ти­че­ской линии. Сле­до­ва­тель­но, не вызы­ва­ет сомне­ний тот факт, что Али­ха­ну Букей­ха­ну, как чле­ну ЦК КДП с 1912 года, да ещё чле­ну ВВНР, был пред­ло­жен широ­кий выбор пре­стиж­ных долж­но­стей преж­де все­го во Вре­мен­ном пра­ви­тель­стве в Пет­ро­гра­де. Но долж­ность комис­са­ра одной из казах­ских обла­стей яви­лось доб­ро­воль­ным и осо­знан­ным выбо­ром само­го Али­ха­на. Посколь­ку, как отме­ча­ла про­фес­сор Д. Аман­жо­ло­ва в сво­ем иссле­до­ва­нии «Власть куль­ту­ра и куль­ту­ра вла­сти. Уро­ки от А. Букей­ха­на», «власть нико­гда не была само­це­лью для Букей­ха­на, а сту­пе­ни вла­сти поко­ря­лись Букей­ха­ном как бы попут­но, но пол­но­стью исполь­зо­ва­лись как воз­мож­ность и сред­ство реа­ли­за­ции стра­те­ги­че­ско­го замыс­ла. Часто он пред­по­чи­тал оста­вать­ся в тени, вла­дея при этом ситу­а­ци­ей и давая шанс реа­ли­зо­вать­ся и обна­ру­жить свою суть каж­до­му».

Автономия в такой стране, как ваш Туркестан, будет верным шагом к независимости, к сепаратизму.

Отъ­ез­жая в род­ную степь Али­хан дал сво­е­му уче­ни­ку Муста­фе Шокаю неглас­ное, но важ­ное пору­че­ние – осто­рож­но про­щу­пать настро­е­ние «рево­лю­ци­он­ных демо­кра­тов» в лице Пет­ро­град­ско­го Сове­та к под­не­воль­ным наро­дам и их стрем­ле­ни­ям к само­опре­де­ле­нию. Муста­фа, бла­го­да­ря покро­ви­тель­ству сво­е­го настав­ни­ка А.Н. Букей­ха­на, был зна­ком со мно­ги­ми поли­ти­че­ски­ми дея­те­ля­ми Рос­сии и вхож во мно­гие высо­кие каби­не­ты в Пет­ро­гра­де. «В нача­ле апре­ля 1917 г. я зашёл к пред­се­да­те­лю играв­ше­го все­рос­сий­скую роль Испол­ни­тель­но­го коми­те­та Пет­ро­град­ско­го Сове­та рабо­чих и сол­дат­ских депу­та­тов – Н.С. Чхе­ид­зе, — писал Муста­фа в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях, — Поли­ти­ка Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства тогда опре­де­ля­лась Пет­ро­град­ским Сове­том рабо­чих и сол­дат­ских депу­та­тов. С Чхе­ид­зе я был зна­ком ещё задол­го до рево­лю­ции. Гру­зин по про­ис­хож­де­нию и лидер соци­ал-демо­кра­ти­че­ской фрак­ции IV Госу­дар­ствен­ной думы Чхе­ид­зе в пер­вые дни рево­лю­ции выдви­нул­ся в пер­вые ряды рус­ской рево­лю­ци­он­ной демо­кра­тии, стал пред­се­да­те­лем испол­ко­ма Пет­ро­град­ско­го Сове­та рабо­чих и сол­дат­ских депу­та­тов и являл­ся как бы пре­мьер-мини­стром рус­ской рево­лю­ции. Само собою разу­ме­ет­ся, раз­го­вор наш был о Тур­ке­стане. На вопрос Чхе­ид­зе о харак­те­ре нашей пред­сто­я­щей рабо­ты я отве­тил:

- Мы будем доби­вать­ся авто­ном­но­го режи­ма для Тур­ке­ста­на, и, сле­до­ва­тель­но, наша рабо­та там будет носить под­го­то­ви­тель­ный для Авто­но­мии харак­тер.

Чхе­ид­зе как-то даже испу­гал­ся мое­го отве­та и ска­зал:

- Ради Бога, това­рищ Ч[окаев]., не гово­ри­те там, сре­ди Ваших сооте­че­ствен­ни­ков, об Авто­но­мии. Во-пер­вых, сей­час ещё рано гово­рить об этом, а, во-вто­рых, авто­но­мия в такой стране, как ваш Тур­ке­стан, это будет вер­ным шагом к неза­ви­си­мо­сти, к сепа­ра­тиз­му.

Что касается вашего опасения на счёт перехода Автономии в независимость, то при соблюдении русской революционной демократией лозунгов о свободе национальностей, то опасения эти едва ли основательны

Я отве­тил: — Мы не соби­ра­ем­ся сей­час же про­воз­гла­сить авто­но­мию или тре­бо­вать предо­став­ле­ния нам авто­ном­но­го режи­ма. Мы будем ждать Учре­ди­тель­но­го собра­ния. А пока же, до Учре­ди­тель­но­го собра­ния, мы счи­та­ем необ­хо­ди­мым под­го­тов­ли­вать стра­ну и народ к этой Авто­но­мии. Что каса­ет­ся ваше­го опа­се­ния на счёт пере­хо­да Авто­но­мии в неза­ви­си­мость, то при соблю­де­нии рус­ской рево­лю­ци­он­ной демо­кра­ти­ей десят­ки лет ею про­воз­гла­ша­е­мых лозун­гов о сво­бо­де наци­о­наль­но­стей, то опа­се­ния эти едва ли осно­ва­тель­ны» (!!!).

С какой радостью встретили казахи февральскую революцию, с таким же ужасом пришлось встретить им октябрьскую.

Но имен­но Фев­раль­ская рево­лю­ция, по убеж­де­нию лиде­ров дви­же­ния «Алаш», предо­ста­ви­ла вели­кий исто­ри­че­ский шанс 6,5 мил­ли­но­му казах­ско­му наро­ду вос­со­здать свою наци­о­наль­ную госу­дар­ствен­ность из руин Казах­ско­го хан­ства в новом фор­ма­те. «Настоль­ко понят­на была каза­хам (в ориг. «кир­ги­зам».) фев­раль­ская рево­лю­ция, — писал по это­му пово­ду А. Бай­тур­сы­ну­лы в ста­тье «Рево­лю­ция и каза­хи», опуб­ли­ко­ван­ной в 1919 году в боль­ше­вист­кой газе­те «Жизнь наци­о­наль­но­стей», — настоль­ко же непо­нят­ной пока­за­лась им октябрь­ская (соци­аль­ная) рево­лю­цию. С какой радо­стью встре­ти­ли они первую рево­лю­цию, с таким же ужа­сом при­шлось встре­тить им вто­рую. Такое отно­ше­ние каза­хов к той и дру­гой рево­лю­ции весь­ма есте­ствен­но и понят­но тем, кто зна­ком с казах­ским наро­дом. Пер­вая рево­лю­ция была пра­виль­но поня­та и с радо­стью встре­ча­на каза­ха­ми пото­му, что, во-пер­вых, она осво­бо­ди­ла их от гне­та и наси­лий цар­ско­го пра­ви­тель­ства и, во-вто­рых, под­кре­пи­ла у них надеж­ду осу­ще­ствить свою завет­ную меч­ту – управ­лять­ся само­сто­я­тель­но».

Одна­ко по сей день, спу­стя даже 100 лет после исчез­но­ва­ния цар­ской импе­рии, этот исто­ри­че­ский факт про­дол­жа­ет носить позор­ное клей­мо «бур­жу­аз­ной рево­лю­ции». Напом­ню, что это клей­мо было при­кле­е­но её вождя­ми «октябр­ско­го пут­ча», поз­же, в попыт­ке оправ­да­ния сво­е­го пре­да­тель­ско­го и веро­лом­но­го захва­та вла­сти в быв­шей импе­рии в октяб­ре 1917 года, назван­ной «вели­кой про­ле­тар­ской рево­лю­ци­ей» и раз­вя­за­ния граж­дан­ской вой­ны про­тив соб­ствен­но­го наро­да. Оно ока­за­лось настоль­ко живу­че даже чет­верть века спу­стя после кра­ха СССР, что исто­ри­че­ская нау­ка совре­мен­но­го Казах­ста­на про­дол­жа­ет путать­ся в зарос­лях это­го клей­ма.

Съезд, состоявшийся 2 апреля 1917 года, фактически был Первым Всеказахским курултаем.

Нако­нец, нака­нуне отъ­ез­да из Пет­ро­гра­да, 20 фев­ра­ля 1917 года, Али­хан Букей­хан отбил в редак­цию «Қазақ» и лич­но её редак­то­ру Ахме­ту Бай­тур­сы­ну­лы ещё одну важ­ную теле­грам­му о сроч­ном созы­ве в Орен­бур­ге казах­ско­го съез­да. Он назна­чил дату съез­да на 2 апре­ля 1917 года. Этот съезд, состо­яв­ший­ся ров­но 100 лет назад в Орен­бур­ге под вывес­кой «Тур­гай­ско­го област­но­го съез­да каза­хов», фак­ти­че­ски был Пер­вым Все­ка­зах­ским курул­та­ем. Подроб­но­сти это­го съез­да, а так­же о том, поче­му Али­хан Букей­хан, казах­ский наци­о­наль­ный лидер, при назна­че­нии на пост комис­са­ра Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства выбрал имен­но Тур­гай­скую область, а не род­ную Семи­па­ла­тин­скую, будут в бли­жай­ших пуб­ли­ка­ци­ях.

Сул­тан Хан Акку­лы
Крат­кий тезис из І и ІІ томов кни­ги
«Али­хан Букей­хан. Соби­ра­тель казах­ских земель»

Facebook Pagelike Widget